ТЕХНОЛОГИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Еще совсем недавно впадавшие в истерику из-за любых попыток ограничить экспансию “мирных ваххабитов” московские телекомпании “вдруг” заметили, что “радикальные исламисты” и впрямь представляют серьезную угрозу для территориальной целостности России, прав и свобод ее граждан. Подоплека нынешней позиции СМИ ясна как Божий день. Есть “заказ на войну”. Уплачено! И война — началась.
Единственным выходом для желающих остаться у кормила власти “олигархов” является отмена выборов под любым предлогом. Заправилы со Старой площади и их “спонсоры” из “дружественных” банковских структур ищут экстремистов. Революционеры нынче (вот беда!) пошли хилые. На одном “Реввоенсовете”, да паре вооруженных кухонными ножами придурков далеко не уедешь. При всех потугах прессы их действия едва-едва тянут на внеочередное звание для какого-нибудь младшего опера заштатного УВД. Поэтому (“гулять так гулять!”) из потайного ящика извлечен старый (еще Коржаковым сработанный) вариант “военной опасности”. Благо, многолетними стараниями эта опасность создана и взращена до вполне удовлетворительных размеров.
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ
По развитию ситуации в этом регионе можно защищать диссертацию на тему: “Карачаево-Черкесия как модель применения подрывных политических технологий”. Из тихой, спокойной республики, где межнациональная напряженность не выходила (и не собиралась выходить) за рамки мелких базарных стычек, за считанные месяцы создан бурлящий котел.
Когда генерала Владимира Семенова (карачаевца, женатого на чеченке) увольняли с поста главкома Сухопутных войск, компетентные люди хватались за головы, понимая, что через пару-тройку лет Россия получит в его лице “второго Дудаева”. В администрации президента придерживались того же мнения — и задолго до выборов перешли к прямой финансовой и политической поддержке генерала. Как-никак, у администрации много друзей среди ненавистников России: Эдуард Шеварднадзе, Гейдар Алиев, Леонид Кучма, Руслан Аушев, Минтимер Шаймиев, Мадлен Олбрайт и прочие абрамовичи. Чем же Владимир Семенов хуже? На средства, вложенные в его предвыборную кампанию, можно было бы решить все экономические проблемы маленькой республики на годы вперед. Куда было состязаться с такой мощью убогому “водочному магнату” Станиславу Дереву? Но самое интересное даже не в этом. Населению был искусно предложен выбор между двумя ярыми национал-экстремистами: карачаевским и черкесским. Само собой, что обе титульные национальные группы предпочли “своего” националиста “чужому”, хотя при ином раскладе большинство охотно голосовало бы за “нейтрального” кандидата, даже русского. Но таковых перед решающим туром выборов не оказалось.
Дальше дело пошло по накатанной схеме: поджоги, угрозы, фальсификации, протесты, пикеты, митинги,— стандартный “кавказский” набор. Стоило Семенову одержать “убедительную победу”, как российские СМИ с редким единодушием кинулись брать интервью у проигравшего кандидата и с бурным возмущением рассказывать обывателю о “грубейших нарушениях законодательства” при проведении голосования. У проигравшей стороны создали впечатление поддержки ее требований на самом высоком уровне. Иначе — пошумели бы “деревцы”, побунтовали… да и договорились со счастливыми победителями. Мафии ведь всегда найдут общий язык. В конце концов, дал бы Семенов своим черкесским оппонентам пару-тройку должностей, договорился бы о переделе сфер влияния…
“Ну, уж нет!”— решили закулисные кукловоды. И вот уже Верховный суд РФ признает результаты выборов недействительными. Теперь на площадях и дорогах бунтуют разгневанные толпы “семеновцев”, искусно направляемые хорошо обученными “штабами” и подкармливаемые из “внебюджетных фондов”.
“В чем же смысл?”— спросите вы. Ответ прост: нужно довести дело до вооруженных столкновений. Кто посчитал, сколько экстремистских лозунгов и оскорблений в адрес противоположной национальности вылилось с обеих сторон в ходе “послевыборной эпопеи”? Сколько мелких драк и стычек прокатилось по градам и весям маленькой республики? На Кавказе долго помнят обиды и почти никогда их не прощают. Не хочется пророчить беду, но, похоже, скоро в Карачаево-Черкесии начнут стрелять.
ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ
Следующим по степени напряженности регионом является осетино-ингушская граница. Напомню, в октябре 1992 года в Пригородном районе Северной Осетии-Алании произошел вооруженный конфликт, в результате которого сотни людей погибли, а десятки тысяч ингушских беженцев покинули места своего проживания. Чтобы предотвратить дальнейшую межнациональную войну, на границу между республиками выставлено больше войск, чем на любую внешнюю границу Российской Федерации (не считая чеченского рубежа). Работала дюжина комиссий, представительств, комитетов и совещаний, которыми исписаны десятки тонн бумаги. В “процесс мирного урегулирования” угроханы десятки, а то и сотни миллионов “уе”. И что же? А ничего! Воз и ныне там. Такое впечатление, что Москва по-настоящему и не хотела примирения, а лишь стремилась “законсервировать” конфликт до поры до времени (авось, пригодится!). Противостояние погромыхивало время от времени терактами, убийствами да перестрелками вдоль границы, а также кормило тучу чиновников и обеспечивало расквартированным здесь войскам удвоенный оклад и выслугу. Война ждала своего часа.
Посмотрев правде в глаза, необходимо отметить: конфликт принципиально невозможно разрешить к обоюдному удовлетворению враждующих сторон. И осетины, и ингуши считают и будут считать Пригородный район своей исконной землей, ссылаясь на различные периоды истории, вплоть до раннего средневековья. Характерно, что никто не вспоминает о русском казачьем населении, компактно проживавшем здесь до 1920 года и поголовно вырезанном или изгнанном ингушами в ходе революции и гражданской войны. О нем напоминают сейчас лишь старые названия населенных пунктов: Камбилеевское, Ольгинское, Сунжа…
На словах президенты Дзасохов и Аушев всемерно стремятся к примирению. Дзасохов, надо ему отдать должное, под давлением Кремля (испытывающего необъяснимую любовь к усатому генерал-президенту Аушеву) пошел на крайне непопулярную меру — приступил к возвращению ингушских беженцев. Невдомек ему, наверное, было, что он таким образом собственными руками задействовал излюбленную технологию “поджигателей войны”. Получив надежду на скорое возвращение в родные края, беженцы не стали оседать и расселяться в иных местах, пользуясь для этого предоставленными Федеральным центром денежными средствами. Основная часть ингушей-выходцев из Пригородного района осталась “на чемоданах”, обеспечивая надежную “козырную карту” в руках Аушева в споре за территорию. Последний сделал, впрочем, все для того, чтобы не допустить расселения беглецов из Осетии. Они нужны ему в качестве компактной и озлобленной массы, а не в качестве законопослушных оседлых граждан. Снова и снова ингушский президент громогласно заявлял, что Пригородный район — неотъемлемая часть Ингушетии, сводя на нет все попытки оппонентов добиться примирения путем постепенных уступок. Заодно генерал придерживал и деньги, щедро выделенные беженцам на обзаведение новыми домами и хозяйствами взамен разрушенных. Большая часть их поныне “крутится” в московских банках. Что же касается беженцев, вернувшихся в родные места, то части из них пришлось вновь испытать все “прелести” межнационального конфликта. В ходе целого ряда беспорядков осени-зимы 1998-99 гг. сотни их домов и вагончиков вновь были сожжены осетинами. Большая часть, впрочем, не пострадала, охраняемая милицией и подразделениями внутренних войск. И если раньше “линия фронта” конфликта проходила по линии осетино-ингушской границы, то теперь она пролегла через каждое село, где совместно проживают граждане осетинской и ингушской национальности. Как только противники сблизились, усилиями экстремистов с обеих сторон резко выросло число похищений, поджогов, убийств и обстрелов. Чего и добивались “кукловоды”.
Касаясь нынешней ситуации, хотим прокомментировать свежие новости: 30 июля президент Р.Аушев заявил о прекращении любых переговоров с осетинской стороной. Что ж, возможно в Назрани считают, что час открытого противостояния с Россией пробил.
ЧЕЧНЯ И ДАГЕСТАН
Перейдем, наконец, к третьему отделению разыгрываемого строителями “нового мирового порядка” представления — к многострадальной Чечне вкупе с приданным ей Дагестаном. Вот она — “священная корова” всех “поджигателей”! Как долго ее растили, пестовали, “доводили до ума”! Сколько усилий затратили! Зато каковы результаты: полумиллионное русское население полностью изгнано (а частью — и вырезано); промышленность, сельское хозяйство, инфраструктура, медицина, образование и т. д. — все разрушено до основания: криминальные элементы оккупировали все сферы общественной жизни; страна скатилась к родо-племенной (тейповой) раздробленности и стала ареной бесконечных вооруженных разборок. Впечатляет?! Многочисленным “полевым командирам”, руководимым из ненавистной Москвы, а также из дальнего зарубежья, тесновато под одной крышей. Руку в прошедшей войне они набили неплохо и не прочь раскрыть дремлющие таланты мародеров, садистов и убийц на более просторном поприще. Когда-то все чеченские незаконные вооруженные формирования не раз стояли накануне полного разгрома. Но каждый раз им заботливо приходили на помощь. Теперь они окрепли, а российские Вооруженные Силы стали слабее…
Аналогичная ситуация в Дагестане. Уже само по себе соседство с Ичкерией не могло не сказаться на состоянии экономики и правопорядка. Задача “поджигателей” облегчала также уникальная разноплеменность республики, наличие уходящих в глубь веков территориальных споров между различными народностями. Но, чтобы реализовать скрытые возможности обострения, пришлось немало потрудиться. Во-первых, трудности возникли при решении весьма специфической задачи: заставить национальные элиты выступить против Москвы. Все трезвомыслящие лидеры дагестанских национальных общин отлично осознают, что республика на 90% живет за счет дотаций из федерального бюджета, и продолжение финансирования для нее — вопрос жизни и смерти. Глядя на Чечню, в обещания “золотого дождя” со стороны исламских государств не очень верят.
“Кукловодам” удалось завербовать лишь второстепенные фигуры. Наиболее значительными приобретениями стали полностью ошельмованный и утративший авторитет лидер лакского национального движения “Кази-Кумух” Надир Хачилаев и крупный мафиози, руководитель аварского “Фронта имени Имама Шамиля” Гаджи Махачев. Последний, впрочем, занимает выжидательную позицию, не торопясь совать голову в петлю вооруженного конфликта. Он рассчитывает, что союз официальной Москвы с даргинской мафией президента Магомадова и мэра Махачкалы Саида Амирова рассыплется — и тогда он, Махачев, вполне подойдет на роль нового “фаворита”.
Охлаждающим душем для многих горячих голов, как уже сказано выше, послужила соседняя Чечня. Ее “живой труп”, вызывающий дрожь и омерзение, является наглядным пособием “нового мирового порядка” для “республик постсоветского пространства”.
Столкнувшись с непредвиденными трудностями при розыгрыше “национальной карты”, “поджигатели” вышли из положения легко и изящно. На смену “национальному экстремизму”, хорошо зарекомендовавшему себя в Чечне, пришел игравший там лишь вспомогательную роль “исламский джихад”. Его адепты “нового мирового порядка” уже неоднократно опробовали в Афгани- стане, Таджикистане и так далее. И (какое совпадение!) федеральные власти вновь сделали буквально все, чтобы еще слабые ростки так называемого “ваххабизма” не оказались растоптанны- ми. Тогдашний глава МВД Сергей Степашин лично “искал, но не нашел ничего противозаконного” в деятельности исламских экстремистов. На любые преследования и ограничения по отношению к ним со стороны местных властей было наложено “высочайшее вето”. И что же? Прошло чуть больше года,— и вот “боевики-исламисты”, со слов наших СМИ, “угрожают безопасности Дагестана и России”.
Об этом два года подряд “гласом вопиющего в пустыне” кричали все российские спецслужбы. Но “поджигатели” делали вид, что эти тревожные сигналы их не беспокоят. Сейчас — другое дело. “Ребенок” подрос, окреп и пора его испытать на деле. Силенок, правда, еще маловато: по самым смелым подсчетам, дагестанские и чеченские ваххабиты могут выставить от силы 2-2,5 тысячи “штыков”. Даже добавив к ним 3-4 тысячи чеченских боевиков (что сомнительно — те только грабить сбегаются в столь большом количестве, а воевать — нет), армия получается не ахти какая. Как ни ослабли российские Вооруженные Силы, но могут и побить… и даже побьют, пожалуй, если политики не вмешаются.
Планы тех, кто рулит конфликтами из тихих кабинетов, предельно ясны: спровоцировать единую по времени серию вооруженных конфликтов на Северном Кавказе. Тогда в дело вступят экономические, внешне- и внутриполитические факторы, способные привести к серьезным внутренним катаклизмам и новому “параду суверенитетов” — развалу Российской Федерации. В сложившейся обстановке только решительными ударами по бандам боевиков и их быстрым разгромом можно сорвать планы “кукловодов”. Любые затяжки, топтание на месте, нерешительность — преступны, потому что обрекают нас на очередное поражение.
Товарищи офицеры! Вам не кажется, что мы слишком долго отступали?

 

(Завтра)

Advertisements