«Кто ты, «Стрелок»?»

Беседуют главный редактор газеты «Завтра» и бывший министр обороны Донецкой народной республики
strelok
Александр ПРОХАНОВ. Игорь Иванович, на днях я побывал в Новороссии. И, возвращаясь, начал считать, свидетелем какой войны являюсь. Оказывается, шестнадцатая. Начиная с Даманского, Джаланашколь, Афганистан… Донецк, Луганск — шестнадцатая кампания. И каждая из этих войн имеет даже не свой лик (а это как бы личность — каждая война). А это какая-то субстанция, которая имеет свою субъектность, свою судьбу, своё развитие, свою память. Вы ощущаете, что у войны есть какие-то черты, которые выходят за технологию войны? Как бы вы описали Донецкую войну в её фазах, этапах, переживаниях?

Игорь СТРЕЛКОВ. Это моя пятая война. Были две чеченские, Приднестровье и Босния. Хочу подчеркнуть её схожесть — сценарную схожесть — с боснийской войной. Начало боснийской войны очень похоже на то, что происходит в Новороссии. Когда распалась Югославия и начался парад суверенитетов республик Сербии, несколько регионов не захотели уходить в мусульманскую Хорватскую федерацию и подняли восстание. Эти республики боснийские мусульмане, хорваты подавляли вооружённой силой. И вот, тогда на помощь им пришла Югославская народная армия, но была остановлена под Сараево, под Вуковаром, под Дубровником. Остановились не потому, что встретили серьёзное сопротивление, а потому, что это могло вызвать прямое вмешательство НАТО.  Армия была выведена и оставила своё вооружение сербам. Сейчас ситуация очень похожая. И не дай Бог, чтобы она так же закончилась. Потому что когда ЮНА вышла, сербы не смогли  организоваться. Потом шла очень длительная, изматывающая война. А потом она быстро закончилась — хорваты разгромили всех по очереди.

Александр ПРОХАНОВ. Но там фактор насилия. Натовские войска и контингенты, начались бомбёжки… А эта война по фазам как развивалась? 

Игорь СТРЕЛКОВ. Поначалу никто воевать не хотел. Первые две недели проходили под флагом того, что обе стороны хотели убедить друг друга. Первые дни в Славянске и мы, и они крайне осторожно подходили к применению оружия. Первая стычка была с сотрудниками СБУ, которые попытались нас зачистить, но попали на засаду. Даже не совсем на засаду, а на встречное столкновение, к которому они оказались не готовы. Понесли потери и убрались. После этого наступило спокойствие. Украинская сторона начала выставлять блокпосты, в наших окрестностях появилась аэромобильная 25-я бригада. Но она не рвалась воевать. Нам удалось разоружить сначала разведвзвод, потом колонну. Это было именно разоружение — под стволами автоматов, под угрозой сожжения техники они не решились вступать в бой и были нами разоружены.

Но всё равно долгое время мы не трогали их блокпосты, и они не проявляли агрессии. Это первые шаги.

Затем “Правый сектор” начал забрасывать к нам диверсионные группы — начались перестрелки. Ещё Нацгвардии не было — только “Правый сектор”.  Украинская сторона очень осторожно себя вела, шаг за шагом прощупывала, как себя поведёт Россия. Первый месяц не было обстрелов города. Первый обстрел Славянска — в конце мая. До того они обстреливали сёла, но сам Славянск не трогали. Но по мере того как они понимали, что Россия не отреагирует, обстрелы становились всё более сильными, действия бронетехники и авиации — всё более массированными. В начале июня они окончательно уверились, что Россия напрямую не вмешается, и пустились во все тяжкие. Первая массированная атака на Славянск была второго мая. Следующую — с применением всех сил и средств вооружения — бронетехники и танков — они провели 3 июня. Между этими атаками были бои, локальные стычки.

Июнь, июль были самыми тяжёлыми. Если в апреле-мае всё шло по восходящей, то есть расширялась территория восстания, мы постепенно ставили под контроль населённые пункты Донецкой республики, распространяли движение, то в июне мы начали отступать. Нас со всех сторон стали поджимать, силы противника колоссально превосходили по всем параметрам. И у противника стала появляться мотивация к боевым действиям. Начала срабатывать пропаганда. И чем дальше, тем больше эта мотивация увеличивалась.

Батальоны нацгвардии стали прибывать на поле боя. Они изначально были мотивированы: рассматривали противника, то есть нас, как московских наёмников. Они были уверены. что мы все присланы из России. А то, что у нас в Славянске 90% были местные, донбассовцы, не хотели даже верить.

В июне-июле, когда помощи было крайне мало, противник подогнал огромные силы. Вообще несопоставимо было нарастание сил. Например, к нам за это время пришло 40 добровольцев, а к противнику пришло 80 машин. Что в них — другой вопрос. Но в каждой машине — минимум по человеку.

В август — на пике кризиса — мы сражались в условиях почти агонии. Просто лихорадочно латали дыры, затыкали какие-то прорывы.  Мы находились в полном оперативном окружении. И не могли его прорвать. К тому же нас уже начали, как классический котёл, резать на более мелкие котлы. Постепенно отрезали Горловку…

Александр ПРОХАНОВ. Вы говорите о фазе, когда ушли из Славянска в Донецк?

Игорь СТРЕЛКОВ. Да. В той фазе тоже было две части. Когда мы вышли из Славянска в Донецк, это была фаза полной растерянности украинской стороны. У них был полностью прописан сценарий, а мы не вписались, перемешали им всё. И подозрительно гладко всё складывалось у них по этому сценарию. Очень подозрительно.

Что касается ситуации со Славянском…. После того как украинская сторона прорвала фронт под Ямполем, мы уже висели на волоске, заткнуть дыру между мной и Мозговым было невозможно, для этого не хватало сил — как минимум нужна была бригада. А у нас не было резерва.

И когда они взяли Николаевку, у нас не осталось никаких шансов. Был бы шанс, если бы нам массово поставили технику, вооружение. У меня было три танка, один из них был абсолютно неисправен, он не сделал ни одного выстрела. Лишь два танка были боеспособны. С их помощью мы разгромили один блокпост. Но сразу после разгрома этого блокпоста противник на всех блокпостах поставил по четыре танка. В Славянске у укров было семь блоков, и на каждом — по четыре танка. Любой блок укров по технической вооружённости и по численности был сильнее всего славянского гарнизона. На конец осады у меня было 9 бронеединиц, включая эти два танка, а у противника на каждом блоке — по семь-восемь единиц, включая четыре танка. И у меня была альтернатива: или сесть в полную осаду без снабжения, или выходить. До этого снабжение по полевым дорогам проходило. А когда противник взял Николаевку, у нас осталась одна полевая дорога, но они и её перерезали: если мы ночью прорывались по этой дороге, то уже днём у них был пост.

Итак, варианты. Садиться в осаду. Боеприпасов к стрелковому оружию на хорошие бои у меня бы хватило на двое суток. На средней интенсивности — на неделю. А после боёв под Николаевкой у меня осталось на 8 миномётов 57 мин — меньше, чем по 10 мин на миномёт. Не хватало и всего остального: на тяжёлое вооружение не хватало боеприпасов, хуже всего было с противотанковым вооружением. Бои были серьёзные, израсходовали много, а пополнения не поступало. Это всё было 5 июля. “Отпускники” пришли через 40 суток. Мы бы до их прихода никак не продержались. У нас бы и продовольствия не хватило. А самое главное — украинская армия не шла на контактные бои. Когда мы сами навязывали контактный бой, то у них были потери. А они со времён Ямполя предприняли тактику: выдвигаясь от рубежа к рубежу, бросали вперёд только бронетехнику без пехоты. Перед бронетехникой шёл огневой вал. Если бронетехника наталкивалась на сопротивление, она отходила. Снова огневой вал. Потом снова бронетехника. Опять огневой вал — и опять техника.

В результате Николаевку они начали методично разрушать. Наносили удары “ураганами”, “градами”, тяжёлой артиллерией. Никто не ожидал такого массивного обстрела. Некоторые пятиэтажки в городе попросту сложились. Действительные потери мирного населения мы даже не знаем — они огромны.

После этого противник просто обошёл Николаевку, и мне пришлось вывести остатки гарнизона. Ясно было, что то же самое повторится в Славянске — уже без всякой жалости его громили. Но я им ответить не мог, потому что снарядов не было. Они бы нас огородили колючей проволокой, обложили минами, как они сделали с другими, взяв их в кольцо. И ждали бы, когда мы или с голоду сдохнем, или полезем на прорыв. А прорыв в таких условиях сопровождался бы огромными потерями, и неизвестно, удался бы или нет. А ведь в Славянске было ядро нашей бригады — полторы тысячи человек, из них больше тысячи — бойцов. В Краматорске было около 400 бойцов, в Константиновке чуть больше сотни, в Дружковке пятьдесят, на других направлениях небольшие гарнизоны по 20-30-50 человек. И я знал, что извне ко мне никто не прорвётся. Ни “Оплот”, ни “Восток” мне не подчинялись. У Безлера, который в Горловке базировался, на тот момент было около 350-400 человек. Если я не мог разорвать кольцо со своими полутора тысячами, то уж он-то тем более не смог бы. Получалось: если я останусь в осаде, то через какое-то время укры обложат меня, после этого начнут брать населённый пункт за пунктом. Что, собственно, и началось: я и выйти не успел, уже Артёмовск захватили, где у них свой человек был. И за один день полностью зачистили Артёмовск.

В момент, когда выходили из Славянска, уже намечалось второе окружение с отсечением полностью Краматорска, Дружковки, Константиновки. Это к слову о том, почему я, выйдя из Славянска, не стал обороняться в Краматорске: там тоже не было боеприпасов.

Учитывая глубокий прорыв противника к Артёмовску (он уже вышел к Горловке практически, в нашем глубоком тылу находился), цепляться за Краматорск не имело смысла. Выиграли бы мы ещё трое-четверо суток, но в результате всё равно выходили бы. Любой прорыв, тем более — неорганизованный, сопровождается потерями.

Несмотря на то, что из Славянска мы выходили очень организованно, у нас вся бронегруппа погибла. Трагическая случайность.  Они должны были вместе с артиллерией, отвлекать на себя внимание огнём с места — с окраины Славянска. Потом, пропустив мимо себя все автомобильные колонны, уйти последней — замыкающей колонной. Но тут сработал человеческий фактор, и бронегруппа пошла на прямой прорыв.

Чтобы не создавать толкучку, у нас все были разделены на шесть колонн. Каждая колонна должна была выходить с интервалом в полчаса. Я совершил серьёзную ошибку, что вышел со второй колонной, а не остался до конца. У меня были свои резоны: в Краматорске я сразу развернул штаб. Но надо было, конечно, выходить последним.

Этого не случилось бы, если бы я сам присутствовал на месте. А так можно в мой адрес сказать, что смалодушничал, поторопился выскочить.

Вообще наши потери могли быть намного больше. Но украинская сторона ночью воевать никогда не любила, поэтому артиллерию мы вывели полностью, а также 90% пехотных подразделений и тыловых.

У нас в строю находилось 11 миномётов и две “Ноны” были на ходу. Знаменитую “Нону” пришлось оставить, потому что она, хотя укры её ни разу не подбили, вся в осколках была. Из-за износа у неё вышла ходовая часть. Её всё время таскали туда-сюда, под конец и пушка вышла у неё из строя. Как шутили бойцы украинских подразделений, которые к нам перешли, она за всю жизнь столько не стреляла, сколько в Славянске.

Так вот —  бронегруппа  пошла напрямую, и её всю сожгли. Перегородили дорогу. Первый танк подорвался на минах, второй попытался объехать — свалился в овраг. А остальных расстреливали гранатомётами. Некоторые люди уцелели — выскочили, прорвались.

Если бы хотя бы техника вышла — можно было бы как-то действовать, но вся броня сгорела. В Краматорске у меня было три БМП и два БТР. Это слишком мало — против нас выступали две батальонные механизированные тактические группы и танковый батальон.

И если мы могли действовать в застройке, то противостоять противнику на открытой местности не могли.

В Ямполе наш укрепрайон прорвали за один день, несмотря на то, что мы там вкопались, были огневые точки, блиндажи. У нас нехватка противотанкового вооружения — не было ни одной противотанковой пушки. Будь тогда хоть одна противотанковая пушка, хоть одна “Рапира”, не прорвали бы они нашу оборону, несмотря на всю артподготовку. Но с одними “безоткатками” мы не могли воевать. Я понимал, что принимать бой на открытой местности — только терять людей.

Александр ПРОХАНОВ. Вы сказали, что для противника ваш выход из Славянска был совершенно неожиданным.

Игорь СТРЕЛКОВ. Да, он их обескуражил. Ведь у меня был приказ категорический — не сдавать Славянск. А когда я сообщил о том, что намерен выйти, мне несколько раз повторили приказ не выходить, оборонять Славянск до последнего. “Вас обязательно деблокируют, обороняйте Славянск”. Спрашиваю: “Чем поможете?” Молчание. А у меня — тысяча человек и тысячи членов их семей. Положить их я права не имел. Поэтому я принял решение на прорыв.

Вот ещё какой момент. Когда я был в Крыму во время крымских событий, посетил 35-ю батарею. Мощнейшее впечатление на меня произвело. Чалый — просто молодец, он восстановил практически всё своими силами. Не меньшее впечатление произвело и то, что все командиры украинской севастопольской обороны: все адмиралы, генералы, лётчики — сбежали .Оставили за себя командиров полков, батальонов. Те гибли вместе с солдатами. И когда я был в Славянске, решил: либо я не выйду совсем, либо я выйду со всем гарнизоном. Я принял решение выйти и считаю его правильным.

Глубоко уверен, что если бы мы не вышли из Славянска, потом не удержали бы и Донецк. Когда мы вошли в Донецк — всё там было замечательно. Сидел киевский мэр, УВД по-прежнему подчинялось Киеву — двоевластие классическое. Город совершенно не был подготовлен к обороне. Блокпосты оборудованы плохо, дороги не перекрыты, можно были зайти как угодно. И сил там было крайне мало, они были раздроблены, разбросаны, никто никому не подчинялся: отдельно была Русская православная армия, отдельно — батальон “Восток”, отдельно — “Оплот”. Каждый отряд оборонял свой район, единого управления не было.

Проблема была даже не в этом, а в том, что с юга Донецк был почти охвачен, противник занял Амвросиевку. В принципе он уже отрезал нас от границы. ДНР была полностью под контролем противника. И большая часть ЛНР была под контролем противника. Действовал единственный пункт — Изварино, куда отошла одна из моих рот из Краматорска, и они значительно усилили там оборону.

И просто бы Донецк в итоге отсекли вообще от Шахтёрска, от агломерации Тараевский-Шахтёрск-Антрацит. На том участке было лишь несколько не очень мощных блокпостов на дороге и Саур-Могиле. А между ними были огромные дыры, куда можно было войти. Иловайск был пустой — не было гарнизона. В Оспино не было ни гарнизона, ни блокпостов.

Прибыв в Донецк, я в городе оставил только штаб, комендантскую роту. Один батальон  перебросил в Петровский район — это юго-западная оконечность, которая была пустая. Остальные силы, и Краматорска, и Славянска, были сведены в бригаду, разбиты на три батальона и разведбат. Они сразу были брошены на Иловайск, Оспино. И я сформировал линию фронта.

Александр ПРОХАНОВ. Из своих частей?

Игорь СТРЕЛКОВ. Именно из своих частей. Потому что “Восток” мне не подчинялся. На личных контактах, с ними удавалось наладить взаимодействие. Они обороняли район Ясиноватой, район Авдеевки, Песков, Карловку. На Карловке сборная солянка была: сначала там были люди Безлера. Потом они ушли, мне пришлось туда посылать своих. Потом я приказал отходить, прорываться оттуда, потому что их отрезали от нас, не было смысла в окружении две роты терять.

Если бы мы не сформировали этот южный фас, думаю, что всё бы закончилось очень быстро. Если бы мы остались в Славянске, то через неделю, максимум через две, Донецк бы пал. А выйдя, мы сорок суток держали Донецк до прихода “отпускников”. Хотя последние дни были просто отчаянные. Когда мы вышли из Донецка, то пробили коридоры на Россию в районе Марьинки, Кожевино, Бровки. Одновременно пробили себе коридоры для снабжения и отсекли в Яково всю группировку противника.

Мы коридор продержали с очень большими потерями, погиб цвет Третьего штурмового батальона в этих боях. Когда мы пробивали коридор, в боях под Марьинкой потеряли убитыми и ранеными 120 человек за двое суток — в основном от артиллерийского огня, от авиаударов. Убитых было более 30. Для меня это гигантские потери.

И на момент прорыва “отпускников” у меня батальон КЭПа был рассечён на две части: часть оборонялась в Снежном, а часть, вместе с разведбатом, оказалась прижатой к границе, отрезана.

К тому же мне постоянно приходилось снимать роты с Донецка, бросать на другие участки. К примеру, сначала мне роту шахтёров и противотанковый взвод пришлось бросить в Дебальцево. Потом то же самое пришлось делать с Красным Лучом. Потом начались бои под Иловайском. На момент прорыва нас настолько растащили, что у меня и военная полиция в бой пошла — в Шахтёрске воевала. В Донецке из нашей Славянской бригады остался практически только один батальон из двух рот, который прикрывал Петровский район. Батальон Каменска тоже почти весь ушёл из Донецка. И остались тылы: снабжение, комендантская рота, которая в основном состояла из стариков и необученных, боевая ценность которых могла быть только в городе в уличных боях, а не в активных боевых действиях.

Какие-то резервы были у “Оплота” и “Востока”, но “Оплот” мне подчинялся частично, “Восток” вообще не подчинялся. Меня упрекают, что я не навёл там порядок. Но у меня был простой выбор, когда я из Славянска зашёл: либо срочно формировать фронт против противника, либо устраивать переворот. Но Донецк на тот момент был совершенно мирный город. Народ загорал, купался, спортсмены тренировались, люди в кафе пили кофе. Как в Москве летом, так и в Донецке было. И меня бы никто не понял. Хотя мои солдаты рвались всех этих тыловых арестовать, разогнать. Но я понимал: стоит развернуть гражданскую войну — тут-то нас всех и хлопнут! Я решил, что худой мир лучше доброй войны, и сознательно ушёл от этого.

Александр ПРОХАНОВ. Были в этой критической обстановке намерения и из Донецка уйти, силы-то неравные были опять?

Игорь СТРЕЛКОВ. Меня же обвиняют, что я хотел оставить Донецк. Рассказываю честно: в какой-то момент я перестал верить, что помощь из России вообще придёт. Просто перестал верить! И никто не мог мне это гарантировать.

Критический момент для меня, как командира, был во время прорыва в Шахтёрске. Когда они выбили нас из Дебальцево, и просто усиленная колонна 25-й бригады украинской пошла на Шахтёрск, вошла в город. Когда они заняли Дебальцево, я уже понял, что следующий рывок сделают на Шахтёрск. Я снял с фронта, то есть выделил из других батальонов, две роты. И они уже стояли на погрузке. И в момент, когда противник вошёл в Шахтёрск, одна моя рота двигалась туда, а другая была на погрузке двигаться туда. Соответственно, сразу после этого я снял ещё две роты, потом ещё одну, отправил туда бронегруппу “Оплота”, то есть создал группировку. При этом обнажал я именно Донецк. Потому что был уверен: если противник и сунется в Донецк, то тут на улицах мы как-нибудь его задержим, а сдать Шахтёрск — означало полностью всё потерять.

Поскольку у нас была полупартизанская армия, грузились мы долго. Передвигались тоже долго. У всех ополченцев — семьи, они из Славянска вывезены были. И мы лишь частично успели упредить их. Одна рота всё-таки вошла в Шахтёрск и не дала его занять. Но укры перерезали дорогу между Шахтёрском и Торезом. Потом их с этой дороги с трудом выбивали.

Бои были целую неделю, командовал Царь — Кононов. Поэтому я и поддержал его кандидатуру на пост министра обороны — как командир батальона он показал себя очень хорошо. У него был усиленный батальон. Четыре Славянских роты, моя рота военной полиции, бронегруппа “Оплота”, батареи… Всем этим он нормально маневрировал. Выбил 25-ю бригаду, разгромил её с достаточно небольшими потерями со своей стороны.

В момент, когда противник перерезал дорогу между Шахтёрском и Терезом, у меня наступил психологический кризис, я начал думать о том, что делать, подумывал переносить штаб в Шахтёрск или Снежное и готовить эвакуацию Донецка. Потому что понимал: если помощи не будет, то надо хотя бы спасти людей.

Александр ПРОХАНОВ. Вы не должны этот момент характеризовать как психологический перелом. Я внимательно следил за процессами, за динамикой ваших выступлений и, может быть, за динамикой вашей судьбы. И считаю, что вы всё делали правильно. Всё делали правильно! Исходя из реальных соотношений сил, иначе вы не могли поступать. С другой стороны, всё, что вы делали, — это мессианский подвиг. 

Игорь СТРЕЛКОВ. Почему говорю, что перелом был? Потому что в тот момент я приказал готовить штаб к свёртыванию, всем штабникам грузиться. Люди не обсуждали мои приказы, потому что мне верили. И сам я выехал в Шахтёрск вперёд. Но в этот момент дорога была перерезана. Я целый день там пробыл, поговорил с бойцами, посмотрел. В течение дня я практически бригадой Шахтерской  не управлял, видел, что Царь нормально справляется и вмешиваться в действия командира не хотел. К вечеру, пообщавшись с людьми, я принял решение не оставлять Донецк, хотя до этого планировал не Донецк сначала оставить, а Горловку. И за счёт горловского гарнизона прикрыть северный фас Донецка и линию на Шахтёрск. Потому что у нас там образовалась огромная, ничем не прикрытая дыра. Но тут ещё сыграло роль то, что в Горловке стоял Боцман, и он отстоял Горловку. Боцман поступил абсолютно правильно: он моему приказу готовить эвакуацию не подчинился. А на следующий день этот приказ отменился сам собой. Я понял: в той ситуации, что сложилась, мы не сможем организованно вывести войска ни из Донецка, ни из Горловки. Нам отрезали последнюю дорогу, а полевые дороги очень неудобные. Я воочию представил эвакуацию Донецка и Горловки — колонны беженцев, расстреливаемые на дорогах со всех сторон. Понял, что лучше принять бой в Донецке, чем все эти прорывы. Вечером я вернулся в Донецк и уже, несмотря на всю тяжесть ситуации, не планировал ни переноса штаба, ничего.

Это я ответил на вопрос, был ли план сдачи Донецка. Был план не сдачи Донецка, а намерение как вариант оставление Донецка с целью вывода и спасения людей, сил и  средств.

Александр ПРОХАНОВ. Выравнивание фронта и бросок на Мариуполь — это всё только “отпускники” делали, или ополченцы тоже участвовали?

Игорь СТРЕЛКОВ. Отдельные подразделения ополчения были им подчинены. Но в основном на Мариуполь наступали “отпускники”. Когда они ушли, зыбкая осталась и линия фронта, и возможности.

Во-первых, Мариуполь был пустой, там двое суток не было украинских военных, можно было взять без боя. Но был приказ не занимать. Не просто приказ остановиться, а приказ ни в коем случае не занимать. Так же Волноваху можно было занять.

Почему я и говорю, что события похожи на события в Крайне: там Югославская народная армия остановилась буквально за шаг до решающей победы.

Александр ПРОХАНОВ. Игорь Иванович, а как вы вообще в эту войну спикировали? 

Игорь СТРЕЛКОВ. Я был советником у Аксёнова в Крыму. Он человек огромной харизмы, умный, грамотный, здравомыслящий, талантливый. Я командовал единственным подразделением крымского ополчения: рота специального назначения, которая выполняла боевые задачи. Но после боя за картографическую часть, когда двое погибло (а я этим боем командовал), рота была расформирована, люди разъезжались.

Когда произошли события в Крыму, было понятно, что одним Крымом дело не закончится. Крым в составе Новороссии — это колоссальное приобретение, бриллиант в короне Российской империи. А один Крым, отрезанный перешейками враждебным государством — не то.

Когда украинская власть распадалась на глазах, в Крым постоянно прибывали делегаты из областей Новороссии, которые хотели повторить у себя то, что было в Крыму. Было ясное желание у всех продолжить процесс. Делегаты планировали у себя восстания и просили помощи. Аксёнов, поскольку на него такой груз свалился, он по 20 часов в сутки работал, попросил меня заниматься северными территориями. И он сделал меня советником по данному вопросу. Я стал работать со всеми делегатами: из Одессы, из Николаева, из Харькова, Луганска, Донецка. У всех была полная уверенность, что если восстание разовьётся, то Россия придёт на помощь. Поэтому я собрал неразъехавшихся бойцов роты, набрал добровольцев. Собралось 52 человека.

На Славянск вышли совершенно случайно. Нам нужен был средний город. 52 человека — это сила в более-менее небольшом населённом пункте. И мне сказали, что в Славянске наиболее сильный местный актив. Этот вариант мы оценили как оптимальный.

Александр ПРОХАНОВ. Как обрастало людьми, подразделениями ваше движение?

Игорь СТРЕЛКОВ. Когда мы приехали в Славянск, на базе нас встречало человек 150-200. И они участвовали в штурме УВД с нами. В УВД было достаточно много оружия — под сотню автоматов и 100-150 пистолетов. Люди сразу вооружились. Часть, правда, растащили.

На следующий день мы заняли Краматорск: я отправил туда казачье подразделение — 30 человек. И пошло-поехало. Дальше всё зависело только от наличия оружия. Первые месяцы добровольцев было много, но нам нечем было вооружать. Когда начались боевые действия, полилась реальная кровь, число добровольцев поуменьшилось.

Но всё равно их было немало. Мне докладывали цифры: к концу мая по Донецкой республике записалось добровольцев 28 тысяч человек. 28 тысяч человек реально ждали оружия. Если даже половину отмести: криминальные элементы, случайные, то даже половина — это 14 тысяч человек. Если бы у нас было оружие, то ситуация развивалась совсем иначе, чем она развивалась. К моменту моего отбытия из Донецка у нас под ружьём и 10 тысяч не было. В Славянской бригаде по спискам было около 9 тысяч. Но из них комбатантов, то есть непосредственно бойцов, около 5 тысяч. Остальные — тыловики, повара, волонтёры, снабжение…

Александр ПРОХАНОВ. Когда вы воевали в Славянске, вы были только военным или чувствовали себя и политиком? Люди, обращаясь к вам, спрашивают: “Кто ты, Стрелок?”

Игорь СТРЕЛКОВ. Честно говоря, я не собирался ни в коей мере не то что заниматься политикой, но даже светиться. В Крыму я тоже многое сделал. Переговоры по сдаче штаба флота я начинал, ходил туда в одиночку, беседовал со всем штабом. Но факт в том, что я нигде не засветился. Да, где-то на фотографиях какой-то полковник. Я же не говорил, что в запасе или отставной. Для решения моих тактических задач было выгодно, чтобы меня все считали действующим. При этом я нигде не кричал, что я действующий. Просто говорил — полковник. А сами додумывайте. Ну, вот и думали: какой-то полковник. То, что я отставник, знали несколько человек. А остальные думали, что хотели. Ни фамилии, ни имени моего не знали.

Так же я планировал вести себя и в Славянске. Собирался найти харизматического лидера и оказать помощь  как советник. Первое время я так и поступал. Поэтому Пономарёв всё время мелькал. Он — народный мэр. был очень активным. Был полезен в своё время. Потом всё пошло иначе. И я не нашёл никого, кого можно было бы двигать в качестве политического лидера.

А потом просто пришла команда засветиться: приедет Денис Пушилин, его полностью поддержать. Хотя я и так все мосты сжёг, без документов там был, все бойцы оставили документы при переходе границы, но это отрезало возможности для отступления как такового вообще.

Как только я без маски, без “балаклавы” выступил по телевизору с Пушилиным, во-первых, все поняли, кто такой Стрелок. Хотя и до этого знали, что реально я командую, перехват уже был опубликован, был мой фоторобот, но тут увидели меня воочию. Тут же меня вычислили, повезли на квартиру в Москве. Я этот момент не учитывал: и не успел даже родственников предупредить. Родственников я вообще в курс никогда не вводил: что я, где, как. В результате я понёс потери в личном плане из-за этой засветки, потому что не могу жить у себя, пользоваться своей библиотекой. Не говоря о том, сколько пережили мои родственники, которые обо всём узнали тоже по телевизору. Всю войну в Славянске у меня была военная диктатура. А дальше я не лез.

Александр ПРОХАНОВ. Вы считаете, что ваш опыт — чисто военный, не политический. Вы были министром обороны, командиром бригады?

Игорь СТРЕЛКОВ. В Славянске был батальон, бригады не было. Первый славянский добровольческий батальон. Было знамя, штандарт. До выхода из Славянска я фактически не осуществлял никакого влияния на Донецк в качестве министра обороны. Я постепенно выстраивал фронт. Реально мне подчинился Мозговой, я ему иногда ставил задачи. В строевом отношении он мне не подчинялся, но в тактическом. оперативном — подчинялся. Я рассматривал свою линию фронта по линии Лисичанск—Красный Лиман. Гарнизон Славянск подчинялся, Краматорск подчинялся, Дружковка—Константиновка. Какое-то время мне подчинялась и Горловка, Безлер, потому что я помог ему, — послал отряд на зачистку города, без моего отряда он бы его не взял под контроль.

Александр ПРОХАНОВ. Мне кажется, всё, что произошло тогда в Славянске и Донецке с вами, так или иначе связано с восстановлением государства. И вы участвовали не просто в восстановлении военной организации, но и государства в целом. То есть у вас была сознательно или бессознательно политическая роль, вы стоите у истоков установления государства.

Игорь СТРЕЛКОВ. В тот момент я отлично понимал, что наедине Донецк и Луганск биться против укров не смогут. Тем более — при отсутствии собственной военной промышленности, дееспособного правительства из местных. А изначально я исходил из того, что повторится крымский вариант — Россия войдёт. Это был самый лучший вариант. И население к этому стремилось. Никто не собирался выступать за Луганскую и Донецкую республики. Все изначально были — за Россию. И референдум проводили за Россию, и воевать шли за Россию. Люди хотели присоединения к России. Российские флаги были везде. У меня на штабе был российский флаг и у всех. И население нас воспринимало под российскими флагами. Мы думали: придёт российская администрация, тыл будет организован Россией и будет ещё одна республика в составе России. И о каком-то государственном строительстве я не думал. А потом, когда понял, что Россия нас к себе не возьмёт (я себя ассоциировал с ополчением), для нас это решение было шоком.

Александр ПРОХАНОВ. Оно не окончательное.

Игорь СТРЕЛКОВ. У нас ничего нет окончательного, в том-то и дело. Война идёт полгода, а мы до сих пор не знаем: “едына” Украина, не “едына” Украина. Что для нас важнее: газовые поставки или русское население на Юго-Востоке?

Александр ПРОХАНОВ. Хотелось бы, чтобы и то, и то. Но не получается.

Игорь СТРЕЛКОВ. А если не получается, то всё-таки, что важнее? Мне докладывают, что ежедневно в Донецке бомбят. Каждый день присылают полные списки попаданий: куда что попало, где какой снаряд. Вот, накануне, с двух ночи до пяти утра разносили город просто. Разносили! В один из дней с раннего утра до позднего вечера — разносили. Ещё немного — и превратят в Сталинград. А мы будем торговаться по сотне за нефть. И получается, что в торговом отношении мы с Украиной сотрудничаем, помогая ей выжить, а на фронте воюем.

Вообще, если бы я был нацелен захватить власть в ДНР, я бы смог захватить, никаких проблем. Когда я приехал из Славянска в Донецк, все ждали, что я захвачу власть. Но у меня была задача защитить республику, а не захватить власть.  Я бы с удовольствием туда вернулся.  И я считаю, что всё делал правильно…

Александр ПРОХАНОВ. Я тоже так считаю.

Игорь СТРЕЛКОВ. Но спусковой крючок войны всё-таки нажал я. Если бы наш отряд не перешёл границу, в итоге всё бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идёт, запустил наш отряд. Мы смешали все карты на столе. Все! И с самого начала мы начали воевать всерьёз: уничтожать диверсионные группы “правосеков”. И я несу личную ответственность за то, что там происходит. За то, что до сих пор Донецк обстреливается, — я несу ответственность. За то, что Славянск оставлен, конечно, я несу ответственность. И за то, что он не освобождён, я тоже несу ответственность.

Но, поскольку “за неимением гербовой, пишем на простой”, — мы создаём движение, чтобы хотя бы так, гуманитарно оказывать поддержку ополчению.

Сказать, что мы их обеспечиваем, нельзя. Но мы помогаем реально. Половина армии одета сейчас в зимнюю одежду, которую мы им поставили. Наша помощь идёт в войска.  А обеспечить гуманитарной помощью население способно только российское государство. Только государство! Из госрезервов надо брать. На те деньги, что собираем, мы можем помочь ополчению, семьям, раненым, но и то далеко не всем.

Александр ПРОХАНОВ. Оглядываясь на свою жизнь, не думаете ли вы, что все переломы в вашей жизни, броски, войны — это результат какой-то таинственной логики, которая заложена даже не в вашу натуру, а в судьбу?

Игорь СТРЕЛКОВ. Я против любой мистики в этом отношении. Просто считаю, что в каждой ситуации надо поступать —  не всегда получается, к сожалению, — правильно: “Делай, что должно, и будь, что будет”.

Александр ПРОХАНОВ. Но сами ситуации возникают случайно или логично?

Игорь СТРЕЛКОВ. В той каше, что образовалась после распада Советского Союза, может быть всё что угодно. На войне встречаешь таких людей, которые ещё больше прошли и испытали. Я оказался под прицелом камер. Но встречал огромное количество людей, которые этого заслуживают намного больше. И прошедших больше, и более талантливых во многом. У меня воевал офицер, который знает три языка, ещё до Донецка прошёл пять войн. Совершенно уникальной судьбы. Но по каким-то несовпадениям эти люди находятся под спудом. Может быть, их час ещё настанет. Эта мистика — реальная случайность.

Александр ПРОХАНОВ. Но у мистики есть своё поле. Она где-то существует, где-то реализуется. И реализуется не среди звёзд, а в человеческих взаимоотношениях. Вы не примеряете на себя политический кафтан?

Игорь СТРЕЛКОВ. Очень хотят на меня этот кафтан примерить. Но честно — мне рутинная работа никогда не нравилась. Я — разведчик, кавалерист, как Денис Давыдов. Он всегда тяготился регулярной службой. Хоть дослужился до генеральских чинов, лучше всего проявлял себя как партизан.

Я — человек прорыва, всегда иду на острие. Самые большие успехи, что у меня лучше всего получалось, — там, где надо было идти первым, проломить, зародить, начать строить. Дальше должны приходить другие — строить. Это — во-первых. А во-вторых, я не обладаю необходимыми навыками. Если идти в политику, то я мог бы себя проявить именно в переломные моменты. Рутина мне противопоказана. Я и сам заскучаю, потеряю интерес. Сейчас у нас относительно стабильная ситуация. У нас политика построена по принципу: замазался — добро пожаловать. Есть на тебя крючок — значит, можно с тобой работать. А честному человеку сейчас в политике делать нечего. Надеюсь, что-то изменится. Всё-таки война, она многое меняет.

Александр ПРОХАНОВ. В русской истории военные были неудачными политиками. Они почему-то не умели вписать себя в политику, даже когда были военными аристократами. Несчастная судьба декабристов. Поразительно вели себя военные в последние дни романовской империи…

Игорь СТРЕЛКОВ. Там была просто измена.

Александр ПРОХАНОВ. Вот военные так и занимались политикой — отдали власть Гучкову, Шульгину. А Тухачевский? Не сумел ничего сделать. Жуков был хозяин страны, власть в его руках была абсолютная. Он передал её Хрущёву.

Игорь СТРЕЛКОВ. У военного подспудно заложена функции подчинения.

Александр ПРОХАНОВ. Только не у латиноамериканского…

Игорь СТРЕЛКОВ. Латиноамериканские военные в основном и занимаются тем, что друг друга свергают. А мировых войн они не выигрывали.

Александр ПРОХАНОВ. А у турецких военных? Нет, там другие военные традиции. Русские военные всегда, реально получив власть, отдавали политикам, которые потом с ними же и расправлялись.

Игорь СТРЕЛКОВ. Я не совсем военный в классическом смысле. Командование такого рода для меня скорее случайно. Я — спецслужбист.

Александр ПРОХАНОВ. Как спецслужбист, вы имеете шанс стать крупным политиком. 

Игорь СТРЕЛКОВ. Политика сейчас — это манипулирование выборами. Ложь с экрана, ложь везде. Главное качество политика — вертеться, как флюгер. Я не умею вертеться, как флюгер, и не желаю уметь. Я хочу умереть честным человеком. И лгать не буду ни с экрана, никак. Если я не могу сказать честно, то лучше ничего не скажу. Я могу обойти какие-то темы, не более того. Лгать напрямую я не буду. Категорически не хочу.

В современном политическом устройстве для меня места нет, я это прекрасно понимаю.

Александр ПРОХАНОВ. Может, в настоящий момент нет. Но история переменчива, особенно русская история. В ней заложена огромная динамика. Я всей кожей чувствую, что временны, эти тишина и перемирие абсолютно иллюзорны. Самое дорогое у человека — это репутация. У вас огромная репутация.

Игорь СТРЕЛКОВ. Её сейчас пытаются утопить.

Александр ПРОХАНОВ. Не обращайте внимания. Шлейф, что на  вас навешивают, смехотворен. Может быть, у вас будут искушения, будут чародеи, которые захотят вас очаровать. Ждите, когда труба опять затрубит.

Игорь СТРЕЛКОВ. Надеюсь, что дождусь.

Александр ПРОХАНОВ. Иерихонские трубы всегда наготове, не волнуйтесь.

Игорь СТРЕЛКОВ. Главное, чтобы медные не зазвучали.

Александр ПРОХАНОВ. Медные вы уже прошли, остались иерихонские. Стрелков занял своё место в русской истории. Он совершил то, что мог совершить. И это, дорогой Игорь Иванович, драгоценный ресурс нашей с вами исторической реальности.

(Завтра)

Advertisements

“НА ЗИМНИЕ КВАРТИРЫ…”

В Чечне поздняя осень. Льют нудные дожди, превращая едкую пыль в густую грязь, дымят печки в многочисленных лагерях, кроссовки и ботинки уступили место резиновым сапогам…
Войне, тем временем, не видно конца и края. Сколько бы наши политики ни заявляли о “завершении очередного этапа контртеррористической операции”, боевикам на их речи, похоже, плевать. За лето и начало осени противник окончательно отказался от бесперспективных широкомасштабных боевых операций и сделал основную ставку на диверсионно-террористическую деятельность, для организации которой создал активное подполье. Взрывы и обстрелы из-за угла в августе-сентябре происходили ежедневно, иногда по два-три раза в сутки. Случаи подрывов бронетехники на дорогах и убийств военнослужащих в “мирных населенных пунктах” намного превышают уровень потерь в прямых боестолкновениях с бандами, скрывающимися в лесах горной части Чечни. Группы боевиков, осевшие в равнинных городах и селах, немногочисленны и мобильны — 5-10 человек постоянного состава, не больше. Они, опираясь на сеть информаторов и пособников из числа родственников и сочувствующих, а также нанятых за деньги или наркотики, проводят дерзкие теракты против коммуникаций российских сил, государственных и правоохранительных учреждений. В июле-сентябре по республике прокатилась волна убийств тех чеченцев, которые по-настоящему лояльно сотрудничали с “федералами”. Убийства происходили по одной и той же отработанной схеме. Жертвы вызывались неизвестными лицами под различными предлогами из своих домов и хладнокровно расстреливались в упор (так, в частности, был убит честно сотрудничавший с федеральными властями глава администрации с.Алханюрт) либо похищались с последующим их устранением. В качестве наиболее циничного преступления такого рода можно привести пример похищения и убийства сына главы администрации г.Урус-Мартан, которого бандиты долго пытали, а потом привязали к дереву и, обвязав взрывчаткой, взорвали. Параллельно с непосредственным террором бандподполье предпринимает меры и психологического устрашения. За подписью “шариатского трибунала” десятки и сотни чеченцев получают письма с угрозами физического устранения за содействие “русским оккупантам”. Неудивительно, что в настоящее время началось массовое бегство из Чечни ее коренных жителей, обладающих приемлемым уровнем культуры и образования, которым смертельно надоела война и которые готовы терпеть любые унижения ради одного — спокойной жизни в любом другом (“менее свободолюбивом”) регионе Российской Федерации. В то, что “федералы” наведут, наконец, порядок в республике, похоже, не верит уже никто.
Между тем, форсируя “мирный процесс”, наши власти точь-в-точь копируют мероприятия времен незабвенного 1996 года: проводят массовое сокращение войск (на 50%) и сокращают суммы выплат “боевых денег” (на две трети). Цель? Вполне понятная: побыстрее разогнать боевой костяк части и подразделений, вынесших на своих плечах основной груз боевых действий против НВФ. Замена им готовится “вполне достойная” — Министерство обороны нежно пестует спешно сколоченные “комендантские роты” и иные формирования, созданные в каждом районе из “местного населения”. Не говоря уже о том, что привлекаемые к службе в данных подразделениях чеченцы сами по себе — элемент крайне ненадежный, о серьезной проверке их прошлого и речи не идет. Таким образом, в “комендантские роты” совершенно свободно попадают лица, совсем недавно бывшие “по ту сторону баррикад”. Результатом такой стратегии стало создание т.н. “отдельного мотострелкового батальона” в Веденском районе (в просторечии — “Тарамовский батальон”). В итоге в Аргунском ущелье сколочено подразделение численностью более 600 человек, до зубов вооруженное всеми видами стрелкового оружия, имеющее в распоряжении более десятка единиц бронетехники, десятки автоматических гранатометов и крупнокалиберных пулеметов. В его составе — ни одного российского солдата или офицера. Более 90% — в недавнем прошлом состояли в бандах братьев Басаевых, которые и поныне навещают своих “бывших” подчиненных. Вот им, в отличие от бойцов многих спецподразделений ВС России, “боевые” выплачиваются с завидной точностью и регулярностью. Среди “подвигов” батальона можно смело назвать разоружение и избиение военнослужащих внутренних войск, осуществлявших операцию в ущелье, блокирование и насильственное освобождение из-под стражи из здания веденской комендатуры задержанных боевиков, а также (верх доблести!) — предъявление ультиматума представителям военного командования с требованием “прекратить ночные полеты над Аргунским ущельем” и “проводить “зачистки” только по согласованию с руководством батальона с предварительным информированием о силах, средствах, времени и объекте операции. В противном случае “тарамовцы” клятвенно обещали открывать огонь по “нарушителям спокойствия”. Стоит ли говорить, что за несколько месяцев существования на счету батальона нет ни одного убитого или захваченного боевика. Зато нет и потерь!
Не менее “эффективны” действия нашего родного МВД, которое также с завидной торопливостью комплектует местные органы правопорядка из числа “коренного” населения. К Новому году согласно директиве министра большая часть объектов и блокпостов в равнинной части Чечни должна быть полностью передана под их ответственность. О переходе на сторону боевиков целых подразделений “чеченской милиции” в прошлую кампанию благополучно забыто. Как и то, что, по данным соответствующих служб, подразделения ОМОН ЧР укомплектованы наполовину бывшими ваххабитами и иными “законопослушными гражданами” из банд Басаева, Бараева, Гелаева и иных “полевых командиров”. Неудивительно после этого слышать от чеченцев рассказы о том, что Бараев и его ближайший подручный Цагараев свободно разъезжают по Грозному и окрестностям в милицейской форме на патрульных автомашинах. Среди схваченных с поличным участников терактов также нередко попадаются “сотрудники правоохранительных органов”. Что уж говорить о таких мелочах, как работа паспортных столов, переданных в ряде населенных пунктов “местным кадрам” еще летом? За соответствующую взятку в них можно теперь оформить себе любой паспорт на любое имя. И потому не стоит возмущаться, насколько легко “полевые командиры” избегают поимки на дорогах — просто они проезжают через блокпосты по “чистым” документам. Единственное, что можно сказать хорошего про МВД, так это “опоздание” с передачей средств и полномочий по сравнению с МЧС. “Медведь” Шойгу еще в июле отдал всю материально-техническую базу “чеченским коллегам”, в результате чего “гуманитарная помощь” продается теперь на всех оптовых рынках уже не из-под полы, а совершенно открыто, а сами чеченцы (из числа не допущенных к “корыту”) горько сожалеют о самоустранении “оккупантов”.
Вообще, отношение наших власть предержащих к “чеченской проблеме” до боли напоминает “старый добрый” лозунг Льва Троцкого: “Ни мира, ни войны, а армию — распустить”, выдвинутый сим революционером в 1918 году и едва не приведший германские войска в Петроград. Кажется, что московским чиновникам высшего эшелона до “вялотекущей войны” нет уже никакого дела. От связанных с ней проблем отмахиваются как от докучливой мухи. И это неудивительно. Выборы давно прошли, “олигархи” благополучно спасены “стойким государственником” В.Путиным, зачем теперь нужно это самое “наведение конституционного порядка”? Хорошо бы, чтобы Чечня уплыла куда-нибудь сама по себе…
Вместо экстренных мер по борьбе с бандподпольем (невозможных без введения в республике военного положения), вместо принятия принципиального решения по организации государственной власти в этой ключевой точке Северного Кавказа — мы наблюдаем поверхностность или замалчивание “чеченской тематики” в СМИ, заверения в “скором завершении” операции, “переходе ее в новую стадию”…
Чечня — единственное реальное дело, предпринятое Путиным под флагом “укрепления государственности” разгромленной и разваливающейся на части России. Если он повторит “подвиг” Ельцина 1996 года и “отпустит Чечню” — надежды на восстановление Российского государства, его армии и спецслужб будут подорваны в корне и, возможно, навсегда. Понимает ли это сам президент?
А “объединенная группировка” готовится к зиме. Еще одной.

 

(Source)

В ОЖИДАНИИ ВЛАСТИ (Как делят шкуру недобитого шакала)

“Ну и герб у них! Это что — волк? Да это же шакал!”
Неизвестный десантник

В Москве чиновничество всех мастей и рангов затаилось в ожидании: “Что-то будет”? Что выкинет новый президент, куда повернет, какие высокопоставленные начальственные седалища соскользнут со своих кресел?
Волнуются и в регионах. Даже не дождавшись заветного 26 марта, кинулись “припасть к ручке” Владимира Путина недавно столь гордые президенты “суверенных” Татарстана и Башкирии. Опасаясь потерять “всё”, они поспешили заявить об отказе от взлелеянных за время предыдущего правления статей доморощенных “конституций”, идущих вразрез с федеральным законодательством. Лейтмотивом их выступлений стали бесконечные клятвы в верности России и “общности судеб” русского, татарского и башкирского народов.
В “эсэнговии” тоже повеяло свежим ветром перемен. Монстры ЦК КПСС, намертво вцепившиеся во власть, в “постсоветской” Средней Азии, вдруг враз разочаровались в “гнилом Западе” и, разглядев на московском небосклоне дееспособного “хозяина”, ринулись свидетельствовать ему свое бесконечное восхищение. Высокопоставленные казахстанские чиновники, зачастившие в Москву, так вообще заговорили о “воссоздании нашего великого Отечества”.
По-настоящему встревожились даже в Латвии и Эстонии — дело запахло не декларативными, а “всамделишными” санкциями.
И только на Северном Кавказе все осталось без изменений. Война в Чечне, которой конца-краю не видно, накладывает на ситуацию в регионе свой мрачноватый отпечаток. Федеральные власти “миндальничают” с боевиками, что дает местным республиканским феодалам реальную надежду на то, что “все пойдет по-старому”. Наверное, таков уж кавказский менталитет — ну не могут те, кто годы и годы “самодержавно володел” в дарованных им удельных княжествах, поступиться даже малой толикой власти!
Наинаглейшим из всех местных князьков может по праву считаться президент Ингушетии Руслан Аушев. Вот уже 10 лет он правит республикой так, как ему заблагорассудится. Собирается править и дальше. Наплевать, что Ингушетия на 90 процентов финансируется из федерального бюджета, что производство падает год от года, что традиционно сельскохозяйственный регион вынужден ввозить продовольствие со Ставрополья и от других соседей. Что пресловутая “оффшорная зона” лопнула с громким треском, сказочно обогатив лишь кучку московских банкиров, семью и приближенных самого генерал-президента. Все это — ерунда!
Зато сколько достижений! Тут и закон о многоженстве, и примат конституции и законов Ингушетии над федеральным законодательством, и амбициозное строительство (за федеральный счет) новой столицы, и, наконец, заслуженная репутация второго по подлости (после Мовлади Удугова) хулителя России в глазах “международной общественности”.
А чего стоит излюбленная генералом пресловутая “Дикая дивизия” (официальное название — “Славе и подвигам “Дикой дивизии” — вечность”) — трехтысячная (по штату) военизированная структура, регулярно проводящая учения “по отражению вторжения на территорию республики бандформирований” вблизи границы с Северной Осетией? О ней хочется рассказать подробнее. Созданная как “общественная военно-патриотическая организация” и руководимая отставным полковником Амирханом Плиевым, она состоит из 6 полков по шесть эскадронов в каждом (2 автомобильных эскадрона, 2 конных, 2 пехотных). Командирами полков являются главы районных, а эскадронов — главы сельских администраций. Среди прочего “члены общественной организации” усиленно изучают тактику, проходят стрелковую и минно-подрывную подготовку. Есть чем гордиться! Чем не собственная армия?
Нет, уж кто-то, а Аушев своего не упустит! Любую, даже самую невыгодную для государства ситуацию, он с готовностью обратит себе на пользу. Поток чеченских беженцев, захлестнувший благожелательно открывшую им границы “родственную” республику? Прекрасно! Можно месяцами не сходить с телеэкранов и газетных полос влиятельнейших западных СМИ, с надрывом рассказывая о “гуманитарной катастрофе” и демонстрируя “бескорыстную помощь несчастным чеченским беженцам” (благо эта помощь, поступающая по большей части по линии МЧС России, или, в меньшей степени, от международных организаций, не стоит аушевской клике ни копейки). Заодно появляется возможность погреть руки на торговле той же самой “гуманитаркой”, завышая количество беженцев до неимоверных размеров.
Довольно иронии — обратимся к фактам. За весь период проведения военной операции в соседней Чечне Р. Аушев ни разу не отозвался одобрительно о действиях федеральных войск. В Ингушетии аккредитованы десятки представителей самых негативно настроенных к России зарубежных телекомпаний, газет и журналов. В саму мятежную республику их либо не пускают, либо они сами опасаются ехать — от похищения или убийства не застрахованы даже самые верные почитатели “чеченских борцов за свободу” (вспомним хоть Леночку Масюк, которую доныне с теплотой вспоминают охранники Шамиля Басаева). В конце концов зачем ехать куда-то, рисковать жизнью и кошельком, если буквально под боком — в центральной гостинице города Назрани — действует неофициальный пресс-центр НВФ, регулярно снабжающий за умеренную плату всех желающих видеопродукцией с записями “зверств русских оккупантов” и другими материалами подобного рода. К сему прибыльному бизнесу, по данным командированных в Чечню работников МВД, причастны весьма высокопоставленные местные чиновники. Обращенные к Аушеву требования федеральных структур прекратить указанное безобразие не встретили понимания, что неудивительно, так как сам генерал стал своего рода “звездой” для западных СМИ благодаря призывам вступить в переговоры с “легитимным правительством Аслана Масхадова”.
Вместе с тем, в последнее время Аушев несколько “подкорректировал” свою позицию по “чеченскому урегулированию”. Надо полагать, постарались советники генерала, уронившие на благодатную почву его бесконечного честолюбия идею, достойную покойника Джохара. И теперь наш скромный герой претендует, ни много ни мало, на восстановление под собственным патронажем “единого вайнахского государства” — обновленной Чечено-Ингушетии. Пропаганда данного проекта уже ведется как среди десятков тысяч чеченских беженцев, осевших в Сунженском и Малгобекском районах РИ, так и на территории самой Чечни. Идея не нова и, по сути, не так уж и беспочвенна. Само существование крохотной “самостийной Ингушетии” в качестве “субъекта Федерации” — нонсенс. Но воплотить ее в жизнь без поддержки из Москвы даже с “аушевской” наглостью нереально. А какой смысл для российских властей сажать на “объединенный престол” обеих республик плохо замаскированного сепаратиста?
Беда Аушева в том, что на власть в раздираемом войной регионе претендует еще множество не менее воинственных и амбициозных “джигитов”. И первый из их числа — “прославленный полевой командир” Бислан Гантамиров. Вот уж кому море по колено! Не успел он сам себя представить к званию Героя России за переход примерно 150 собственных бойцов на сторону боевиков во время штурма Грозного и выдающуюся трусость всех остальных “чеченских милиционеров”, как, уже воображая себя “президентом Чеченской республики в составе России”, во всеуслышание заявил о претензиях на упомянутые Малгобекский и Сунженский районы соседней Ингушетии. При этом упор делается на то, что до 1934 года (до образования Чечено-Ингушетии) эти районы входили в состав Чеченской автономной области, а также на компактное проживание чеченцев в ряде приграничных населенных пунктов (всего чеченцы составляют примерно 15-20 процентов от общей численности коренного населения). Кроме того, учитывается и тот факт, что количество чеченских беженцев, осевших в пограничье, практически равно численности “коренных”. И возвращаться на родину из более благополучной Ингушетии (где их, к тому же, бесплатно кормят и одевают) беженцы в ближайшее время не намереваются. Бислан и его приближенные (занимающие ответственные посты в “кошмановской” временной администрации ЧР и местных органах самоуправления) не стесняются ссылаться на заключенное еще в марте 1994 года соглашение “О пересмотре государственной границы между Чеченской республикой Ичкерия и Республикой Ингушетия”. Подписали его Джохар Дудаев и Руслан Аушев. Ингушскому президенту было тогда не под силу тягаться со “великим Джохаром”, и пришлось согласиться, что “будущее урегулирование” вопроса состоится на основе территориально-административного деления образца 1934 года. Теперь он предпочел бы забыть об этом.
Впрочем, претензия на власть в Малгобекском и Сунженском районах Ингушетии, а также в части приграничных с ними районах самой Чечни предъявляют и еще более мелкие “самостийники”. Ведь здесь, по обе стороны межреспубликанской границы, проживают две этнические группы вайнахов, сами себя ни к чеченцам, ни к ингушам не относящие. Это так называемые “ортсхоевцы” (карабулаки) и “мелхистинцы”. “По паспорту” все они числятся чеченцами, являясь в рамках традиционной родо-племенной системы, “переходными тейпами” между чеченскими и ингушскими родами. Племенная верхушка этих тейпов, опираясь на весьма боеспособные НВФ (у “ортсхоевцев” — особо отличившиеся в прошлую войну при обороне родного Бамута) вынашивает идеи создания на “спорной” территории своих собственных микрогосударств. Впрочем, единого мнения о том, будут ли они “независимы” или станут “самостоятельными субъектами Федерации” среди энтузиастов данной идеи пока нет — все зависит от политической и военной конъюнктуры. Само собой, что ни Аушев, ни Гантамиров со товарищи считаться с претензиями “мелкоты” не собираются, угрожая применить силу в случае попыток с их стороны создать собственные органы власти.
Насколько такие меры будут действенны — сказать сложно, но вполне вероятно, что без вмешательства Федерального центра они обречены на неудачу — слишком много развелось в Чечне и Ингушетии разного рода “полевых командиров”, “отрядов ополчения”, “тейповых авторитетов” и так далее. И у каждого — свои интересы. Гантамиров поносит (как конкурента в борьбе за гипотетический пост президента ЧР) Малика Сайдуллаева. Тот, в свою очередь, заигрывая с боевиками с одной стороны, кляузничает на Гантамирова Николаю Кошману. И оба вместе нападают на муфтия Кадырова (тот тоже в долгу не остается).
Подводя итоги, следует подчеркнуть, что несмотря на “операции по восстановлению российской государственности”, осуществляемые нашими войсками, процесс “феодальной раздробленности” в регионе не только не тормозится, но и набирает силу. Ничего похожего на нормальный военный порядок в зоне боевых действий и вокруг нее не установлено.
Все указанные и многие другие “вайнахские авторитеты”, словно гиены, уже грызутся за власть в Чечне, хотя ни Басаева, ни Хаттаба, ни самого Масхадова еще никто “со счетов не списал”. А те только и ждут: когда же в Москве соберутся организовать “очередной хасавюрт”, чтобы спуститься с гор и вырезать всех своих оппонентов. “Ичкерийский шакал” еще очень даже жив и добивать его придется именно и только Российской армии вкупе с иными “силовыми структурами”. А всякого рода “помощнички”, со свойственными им непомерной жадностью и амбициями, способны лишь ставить палки в колеса.

 

(Source)

САМООБМАН

“Ах! Обмануть меня не трудно —
Я сам обманываться рад…”

А. С. Пушкин

ВТОРАЯ ПОЛОВИНА АПРЕЛЯ выдалась в Чечне весьма жаркой. Леса в горах и на равнине уже покрываются листвой, дожди постепенно сменяются солнечной погодой, и для боевиков, перешедших к партизанской тактике, наступает самое благоприятное время. Не надо бояться точечных ударов артиллерии и авиации, эффективность действия которых снизится на несколько порядков. Угроза коммуникациям российских войск и силовых структур по этой же причине возрастет многократно.
Боевики все это, конечно, прекрасно понимают. И, соответственно, готовятся. По данным войсковой разведки, основные силы отрядов Хаттаба и Басаева сосредотачиваются в горных районах — Веденском, Шатойском и Ножайюртовском. Заканчиваются их пополнение и дооснащение, восстанавливаются связь и единое управление. Очевидно, что именно в конце апреля — начале мая бандформирования предпримут активные действия как в самой Чечне, так и за ее пределами. В первую очередь следует ожидать нового вторжения в Дагестан, что связано с внешними и внутриполитическими планами противника, так и с чисто военными причинами.
Во-первых, возобновление боевых действий в долине реки Андийское Койсу должно, по мысли лидеров боевиков, очередной раз дискредитировать центральные и местные власти России и Дагестана, продемонстрировать “международному сообществу” и населению превосходство боевиков и их решимость расширить зону конфликта. Во-вторых, новое вторжение в Ботлихинский и Цумадинский районы РД призвано отвлечь значительную часть российских войск от операций на собственно чеченской территории, нарушить коммуникации тех частей и подразделений, которые дислоцируются в горной Чечне. Арби Бараев и Багаутдин Магомадов — наиболее известные и влиятельные лидеры дагестанских ваххабитов, отряды которых действуют в Чечне против российских войск, также готовы всеми силами поддержать новое вторжение — обратного пути у них нет. Серия судебных процессов в самом Дагестане, на которых уже осуждены к длительным срокам заключения некоторые рядовые участники прошлогоднего выступления, наглядно демонстрирует главарям дагестанских ваххабитов, что официальная Махачкала церемониться с доморощенными “моджахедами” не намерена.
По некоторым данным, на территорию республики уже вернулись несколько отрядов ваххабитов, воевавших против федеральных войск на чеченской территории. Пока они сосредотачиваются в приграничных районах, не проявляя активности, ожидая благоприятных условий для развертывания диверсионной борьбы. К ним готовы присоединиться недобитые остатки карамахинских боевиков, по сей день скрывающихся в горах. Дополнительным свидетельством возможного обострения ситуации является тревожный отток населения из ряда населенных пунктов горного Дагестана, расположенных в опасной близости с Чечней.
Впрочем, весьма вероятно, что наряду с выдвижением части сил в Дагестан руководство бандформирований предпримет “наступление” и в самой “Ичкерии”, стремясь вернуть хотя бы часть потерянных в ходе осенне-зимней кампании позиций. Напрасно ожидать от боевиков массированных атак на укрепленные позиции федеральных сил. Скорее всего, противник применит стандартную партизанскую тактику — развернет активную диверсионную работу на путях сообщения, организует многочисленные нападения на мелкие блокпосты и отдельные группы российских войск, предпримет отдельные операции в крупных населенных пунктах. Одновременно Басаев, Гелаев и иные полевые командиры постараются восстановить свою власть в тех селах и аулах, где либо вообще не имеется российских гарнизонов (особенно много таких селений в горной части республики), либо там, где эти гарнизоны слабы и расположены на значительном удалении от основных сил. Причем выход таких селений из-под федерального контроля будет проходить, как правило, совершенно незаметно для временной администрации республики — в отчетах местных главы администраций и не подумают упоминать о базировании в их селах отрядов “непримиримых” или о снабжении таких отрядов всем необходимым. “Командированные” своими командирами в республиканские органы внутренних дел боевики, само собой, также станут выполнять отнюдь не те приказы, которые отдаст им российское начальство.
Таким образом, война явно переходит в затяжную фазу, чего, собственно, и стремится добиться руководство бандформирований. Какие же выгоды оно рассчитывает получить от продолжения “вялотекущей” войны? Весьма значительные.
Уже в мае-июне из Ахметовского района Грузии потечет поток денег, оружия и иностранных наемников. Как бы ни пытались погранвойска перекрыть все перевалы и тропы, это физически невозможно (по крайней мере, с нашими нынешними силами и средствами). Сами пограничники окажутся почти в полной блокаде — со стороны Чечни и их будут осаждать боевики Басаева, а со стороны Грузии — банды, сформированные из населяющих указанный район чеченцев-кистинцев. Именно в этом районе, кстати, при полном попустительстве (или просто бессилии) грузинских властей, сосредоточены основные перевалочные базы, службы снабжения и обеспечения, госпиталя, лагеря подготовки и отдыха боевиков. Характерно, что и здесь “благородный горский народ” полным ходом осуществляет очередную “этническую чистку”, всячески притесняя, выселяя и просто грабя многочисленных осетин, вынужденных поэтому в массовом порядке бежать на территорию Южной Осетии. Отсюда же — из Ахметовского района — выступают в Абхазию отряды, нанятые пресловутым “Белым легионом” для диверсий и террора в Гальском районе Абхазии. Надо отметить, что абхазское руководство, в отличие от грузинского, занимает в отношении чеченских сепаратистов достаточно жесткую позицию, вызывая со стороны последних обвинения в “неблагодарности” за помощь, оказанную чеченцами в ходе грузино-абхазской войны.
Другим “доброжелателем” чеченских НВФ является Азербайджан, не без основания рассчитывающий воспользоваться войной в своих корыстных целях (например, прибрать к рукам южные районы Дагестана, где этнические азербайджанцы составляют значительную часть населения, особенно — в крупном портовом городе Дербент). Через территорию РА также идет поток помощи боевикам, перебрасываются афганские, таджикские и иные “моджахеды”.
Но еще большие надежды в плане улучшения снабжения Басаев и К° связывают с Ингушетией и Русланом Аушевым лично. Последовательный, но по-восточному коварный, этот враг России используется в качестве “покровителя” всеми “благотворительными” и “гуманитарными” организациями Европы и Азии в деле успешного снабжения НВФ продовольствием и медикаментами. В зоне боевых действий ни для кого не секрет, что лагеря чеченских беженцев в Карабулакском и Сунженском районах Ингушетии давно стали “передаточным пунктом” поступающей “гуманитарки” от беженцев к боевикам. Контроль и охрана лагерей “вынужденных переселенцев” (значительная часть которых не возвращается по домам исключительно из корыстных соображений) несется из рук вон плохо. По ночам мелкие отряды “борцов за свободу” свободно проникают в оборудованные МЧС городки, вершат там суд и расправу и собирают “пожертвования”.
Большие резервы у НВФ есть и на территории самой Чечни. Значительная часть населения, особенно — молодежи, относятся к российской власти крайне отрицательно и готова продолжать вооруженную борьбу против нее (естественно — при условии финансирования этой “борьбы за свободу” в свободно конвертируемой валюте). “Ротация” личного состава позволит полевым командирам поддерживать постоянную численность своих отрядов, а также на короткое время резко увеличивать их для проведения широкомасштабных операций. Через массу родственников и сочувствующих противник будет удовлетворять существенную часть своих потребностей в продовольствии, получать необходимые разведданные, вести антироссийскую пропаганду.
Таким образом, можно смело прогнозировать, что в нынешних условиях летне-осенняя кампания не принесет федеральной власти ожидаемого успеха в ликвидации НВФ. Потери войск останутся достаточно высоки, чтобы позволить заинтересованным в поражении силам внутри отечественного истеблишмента постепенно добиться успехов в антивоенной пропаганде среди населения.
Фактический отказ от введения военного положения в Чечне и даже от введения прямого президентского правления позволяет предположить, что у московских властей есть свой план “нормализации обстановки”. Последние заявления Аслана Масхадова по немецкому радио с “осуждением отщепенцев — Басаева и Удугова” — и более чем “осторожный” его комментарий со стороны С. Ястржембского (не исключающего “контакты” с Масхадовым со стороны правительства России) — наводят на мысль о стремлении Москвы постепенно дезавуировать прошлогодние грозные заявления. Если еще недавно В. Путин прямо заявлял о “невозможности” каких-либо переговоров с бывшим президентом “Ичкерии” или его представителями, то теперь подобное развитие событий представляется весьма вероятным. С этой точки зрения становится понятной позиция силовых структур, задействованных в операции в Чечне, которые в течение нескольких месяцев, зная точное местонахождение Масхадова, палец о палец не ударили, чтобы его захватить. Берегли именно для такого случая? Для новых переговоров? Тем более, что государственные деятели на Западе и СМИ уже давно подталкивают российские власти именно к такому решению проблемы — договору с “легитимно избранным президентом ЧРИ”.
Напомню, что Масхадов уже не раз “резко осуждал” действия Шамиля Басаева и даже, было дело, объявлял его “вне закона” (это когда Шамиль, совместно с чеченскими ваххабитами, пытался в 1998-1999 годах свергнуть самого Масхадова). Не так давно — летом-осенью прошлого года — Масхадов также “осудил” и вторжение Басаева в Дагестан. А государственное телевидение Чечни в то же время взахлеб восхищалось “победами” и “героизмом” сражающихся там “борцов за веру”. Поэтому воспринимать всерьез последние заверения “подпольного президента”, по меньшей мере, самообман. Но, как известно, нередко обманывают именно того, кто сам того хочет… хотя, по-моему, у Ястржембского никаких иллюзий нет — обмануть он хочет только нас.
Думается, обмануть удастся многих. Но не войска, щедро полившие потом и кровью негостеприимную чеченскую землю.

 

(Source)

 

НА ТОРМОЗАХ… (Выборы прошли — и война не нужна?)

“ПАРТИЗАНСКИЙ КРАЙ”
Наступление российских войск, направленное на очищение от противника населённых пунктов в горной части Чечни, практически завершилось. Боевики, как ни старались, не сумели удержаться ни в одном из крупных населённых пунктов, что не удивительно, учитывая абсолютное превосходство федеральных войск в тяжёлом вооружении и авиации. И всё же говорить о “полной победе” по меньшей мере рано. Несмотря на потери и неудачи, враг сумел продержаться всю зиму, сохранил “ядро”, состоящее из наиболее опытных боевиков. Уцелели и все по-настоящему влиятельные “полевые командиры”. (Арест безнадёжно больного Салмана Радуева, чья последняя банда была полностью разгромлена 119-м парашютно-десантным полком ещё в ноябре и который с тех пор, по сути, не мог считаться сколько-нибудь важной фигурой, не в счёт). Теперь на повестке дня стоит переход к партизанской тактике, к которой чеченские “незаконные вооружённые формирования” приспособлены лучше всего.
Не только приспособлены, но и подготовлены. С самого печально знаменитого Хасавюрта лидеры бандформирований ни на день не прекращали подготовку к новой войне. Обучали молодёжь, складировали оружие, оборудовали в горах “схороны” и базы. Часть подобных баз оказалась вне зоны военных действий и была сознательно “законсервирована” до наступающей весны. Хотя запасов едва ли хватит на всю весенне-летнюю кампанию, но их (с учётом припрятанного по домам) вполне достаточно, чтобы ещё не один месяц активно сопротивляться “наведению конституционного порядка”.
“ИГРЫ В ДЕМОКРАТИЮ”
Мировая история только ХХ века знает десятки партизанских войн и свидетельствует: выиграть такую войну может любая из противоборствующих сторон. Отечественный опыт также богат и разнообразен, нам есть что вспомнить. По самым скромным подсчётам, с конца Гражданской войны и до развала СССР страна провела не меньше десятка антипартизанских войн. Вот только наиболее известные из них: растянувшаяся почти на 20 лет борьба с басмачеством в Средней Азии; “разоружение” Северного Кавказа (включая весьма тяжёлые и кровавые операции в Чечне) в 30-х го-дах; борьба с многотысячными бандформированиями в Чечне и Ингушетии в 1942-1944 годах, завершившаяся депортацией; Западная Украина и Прибалтика с её “лесными братьями” — в послевоенные годы; наконец, десятилетняя война в Афганистане. И это — не считая нашу “шефскую” помощь во Вьетнаме, Лаосе, Никарагуа, Эфиопии, Анголе и так далее. Даже поверхностный анализ наглядно демонстрирует, что на своей территории наша государственная машина всегда находила силы подавить вооружённые выступления партизанского характера. За границей — другое дело, но о “братских странах” речь в данном случае не идёт.
Что же изменилось? Почему Россия, во всех отношениях — наследница СССР, второй раз за какие-нибудь 5 лет вынуждена вести войну против мятежной части населения своего крохотного кусочка? И почему достижение победы вновь ставится под сомнение? Ответ прост и выражается одним словом — РАЗВАЛ! В первую очередь — развал идеологический. Чем иначе объяснить вопиющий разрыв между идеологией и фразеологией войны, с одной стороны, и реальными действиями государственных учреждений, которые по своим функциям обязаны претворять в жизнь принятые решения, — с другой.
Начнём сначала. Во-первых, чеченские бандформирования ведут против нас ВОЙНУ, о чём не перестают заявлять их лидеры и пропагандисты. Во всех мировых СМИ (не важно, какую позицию они занимают по отношению к России) события в Чечне рассматриваются как ВОЙНА. У нас же в ходу опять стыдливый термин — “контртеррористическая операция” (в прошлый раз было того хуже: “операции по разоружению НВФ”). В конце концов, обозвать войну можно как угодно, но дело в другом: успешное её ведение невозможно без целого ряда сопутствующих мероприятий, первым из которых является введение военного положения на театре военных действий. Оно, в общих чертах, предусматривает: сосредоточение всей власти (военной и гражданской) в одних руках; временное ограничение прав и свобод населения, действие законов военного времени и т.п.; наделение “силовых структур” в зоне военного положения особыми правами и полномочиями.
В прошлый раз “разоружение НВФ” проводилось в непонятном правовом режиме. Сейчас — аналогично. Доходит до смешного: совсем рядом — в Пригородном районе Северной Осетии, где “горячая фаза” осетино-ингушского конфликта миновала 8 лет тому назад, режим чрезвычайного положения действует, а в Чечне который месяц идут ожесточённые сражения, но ни военного, ни чрезвычайного положения не объявлено по сей день.
Вооружённым Силам, впрочем, отсутствие режима ЧП почти не помешало — они руководствуются приказами и более-менее успешно их выполняют. А вот дальше начинаются проблемы. По пятам за преследующими отступающего противника воинскими частями Минобороны идут войска и органы МВД. Именно на них возложены задачи по “зачисткам” блокированных населённых пунктов и последующему поддержанию порядка в очищенных от боевиков районах. На практике это должно выглядеть примерно так: при зачистках все лица, потенциально причастные к деятельности НВФ, должны помещаться в фильтрационные лагеря, а все беженцы — в лагеря перемещённых лиц на предмет их оперативной проверки. Всё оружие, вплоть до охотничьего, должно быть сдано населением в кратчайшие и строго оговорённые сроки, а нарушители должны немедленно и без всяких послаблений передаваться в органы военной юстиции для суда по законам военного времени. Так же следует обходиться и с другими лицами, совершающими преступления в зоне военных действий. Но это в теории… А на практике у нас всё иначе. Как уже сказано выше, режима военного положения нет и в помине. Поэтому любые действия правоохранительных органов должны осуществляться в строгом соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Проще говоря, обнаружение и задержание преступников в прифронтовой зоне органы МВД должны осуществлять в точности, как в какой-нибудь Белгородской или Мурманской области. Только вот беда — ситуация в Чечне в корне отличается от обстановки в остальной России. За одним исключением: на территории Чечни действует амнистия, которая продлевается до бесконечности. Так возникает парадокс — арестовать даже выявленного чеченского боевика в самой Чечне на порядок сложнее, чем где бы то ни было. Невольно возникает вопрос: что это — недосмотр или прямое “вредительство”?
Похоже, всё-таки последнее. Иначе как объяснить вопиющую разницу между исполнением своих обязанностей Министерством обороны и Министерством внутренних дел?
СТРАЖИ ПОРЯДКА
Уж кто-кто, а министр Рушайло и его ближайшие соратники лучше всех должны быть осведомлены о сложностях, возникающих у их подчинённых. И должны, фигурально выражаясь, “звонить во все колокола”, добиваясь от и.о.президента необходимых указов, а от Федерального собрания — соответствующих законодательных актов. Но судя по позиции руководства МВД, его вполне устраивает сложившаяся ситуация. Обратимся к фактам и рассмотрим, как осуществлялись пресловутые “зачистки”.
Продвигающимся вперёд частям Министерства обороны разрешалось наносить противнику поражения лишь “на местности”. К ведению боевых действий в населённых пунктах они допускались лишь в том случае, если отряды боевиков оказывали сопротивление непосредственно с их территории. А этого, как правило, банды избегали по целому ряду причин, указанных ниже. Во всех остальных случаях войска МО лишь блокировали города, сёла и аулы, не применяя силы даже тогда, когда командованию было достоверно известно о наличии в селе боевиков.
К примеру, несколько дней подряд на окраине села Курчалой бойцы расположенного в непосредственной близости от него “блока” 74-й бригады ВС наблюдали за снайперской группой боевиков, ежедневно занимавшей позицию в районе сельской мечети. Бандиты даже пару раз обстреливали оттуда “блок”. Деться из плотно блокированного села эти боевики не могли никуда, но в ходе “зачистки” ни их оружия, ни их самих обнаружить “не удалось”.
Не удивительно! “Эксклюзивное право на зачистки” повсеместно принадлежало МВД. Начинались все подобные операции загодя и проводились по одной схеме (исключения можно пересчитать по пальцам). Сначала встречались представители командования и местных самозванных “администраций”. Они договаривались, что сопротивления законной власти не будет, в залог чего местные “авторитеты” сдавали командованию от имени жителей города (села) 5-10 автоматов и заверяли, что это — всё, и боевиков в селении тоже нет. Командир операции “верил” и любезно сообщал “высокой договаривающейся стороне” конкретный срок начала операции. В назначенное время в пределы населённого пункта вступала колонна внутренних войск, отряды СОБРа, ОМОНа и иных подразделений органов внутренних дел. Они с грозным видом разъезжали по селу, частично проверяли документы у населения. Тех, у кого паспорта были “не совсем в порядке” (не было местной прописки и т.п.), задерживали и отправляли на передвижные “фильтрпункты”.
И всё. Дома не досматривались, раненые боевики из больниц не вывозились, да и проверке паспортного режима подвергались далеко не все. Единственное, что реально интересовало руководителей операций — это автотранспорт, на который у хозяев не имелось достоверной документации. Уж его-то искали и изымали с особым энтузиазмом! После завершения операций (на село с 15-25-тысячным населением затрачивали 6-8 часов) задержанные отпускались — их брали “на поруки” местные “авторитеты”, головой ручавшиеся за надёжность своих односельчан. Оружия или “не находили” совсем, или изымали по 2-3 единицы. Так были зачищены в ноябре-январе почти все без исключения населённые пункты Аргунского, Шалинского и Ножайюртовского районов. И это в то время, когда автомат или пулемёт (не считая всего остального) припрятан каждой семьёй. В любом селе их сотни.
А дальше “блок” с села снимается, войска уходят, а в селе остаётся гарнизон, укомплектованный каким-нибудь региональным СОБРом или ОМОНом, командированным в Чечню на полтора месяца. Отлично зная о наличии в селе сотен “бывших” боевиков и ещё большего числа “стволов”, личный состав сразу начинает ощущать себя как в “осаждённой крепости” и опасается “беспокоить население”. Зато милицейские генералы имеют возможность рапортовать о том, что порученные им операции проведены быстро и без потерь. И ожидать соответствующих случаю служебных поощрений.
Как правило, повторных “зачисток” не проводится. Но даже если они бывают, то принципиально ничем не отличаются от предыдущих. Характерный пример — повторная зачистка селения Бачиюрт (Шалинского района). В декабре перед зачисткой население этого большого села сдало в два приёма целых 6 автоматов АКМ. Непрекращающиеся обстрелы войсковых частей в округе вынудили провести в январе зачистку ещё раз. Перед её началом от населения потребовали сдать ровно 100 “стволов”, что было скрупулёзно выполнено — старейшины сами обходили каждый дом, собирая недостающее оружие. Изъятое оружие было раздавлено танком.
Жаль только, что в числе 100 уничтоженных “единиц” большую часть составляли охотничьи ружья (в том числе — официально зарегистрированные), а остальное — старинные винтовки, обрезы и иной ненужный хлам. Ни одного автомата, пулемёта и пистолета сдано не было. Но “результат” был достигнут и “зачистка” опять прошла по “накатанной схеме”.
Итоги подобных зачисток печальны. Исправить “огрехи” первых дней почти невозможно, поскольку оперативники, командируемые в Чечню вслед за “силовиками”, по указанным выше причинам не располагают необходимыми правами и полномочиями, а также силами и средствами. Само собой, они не даром “едят свой хлеб”: что-то изымают, кого-то задерживают… Но как мизерны в цифровом выражении их успехи по сравнению с общим числом скрывающихся преступников и спрятанного оружия! Немногие задержанные за хранение и ношение оружия боевики, как правило, освобождаются “по амнистии”, берутся на поруки представителями местных администраций, родственниками и т.д. Настоящей Меккой для желающих освободить своих родственников от заслуженного наказания является временная администрация ЧР в Гудермесе. У многих оперативников МВД и ФСБ давно уже сложилось впечатление, что и сам её глава — Николай Кошман, и его сотрудники больше всего на свете пекутся о том, чтобы, с одной стороны, как можно больше чеченцев избежали справедливой кары за совершённые преступления, а с другой — чтобы максимально “раздуть” отдельные факты неправомерных действий федеральных войск и правоохранительных органов. В результате население с самого начала убеждается в нерешительности “новой власти” и перестаёт её бояться, что с учётом местного менталитета — хуже всего.
Особое беспокойство вызывает форсированное привлечение чеченцев к службе в местных органах МВД. Осуществляемая срочная аттестация призвана, по мысли руководства данного министерства, “высвободить” командированных из других регионов сотрудников и сократить финансовые затраты на их переброску и пребывание в регионе. Предполагается, что местные сотрудники милиции сумеют быстрее установить порядок на собственной земле, обеспечить приемлемое выполнение положений российского законодательства.
При этом руководители местных органов МВД ничего не имеют против “восстановления” в службе бывших сотрудников МВД и МШГБ (Министерства шариатской государственной безопасности) ЧРИ, “не замеченных” в причастности к тяжким преступлениям. Проверка кандидатов на службу в органы МВД из числа чеченцев проходит поверхностно. Значительная часть из них в 1995-1996 годах принимала участие в боевых действиях против российских войск, но под предлогом амнистии даже доказанное участие в боевых действиях в прошлую кампанию не является в глазах милицейских кадровиков причиной для отказа в зачислении. Кроме того, в связи с уничтожением боевиками при отступлении служебных документов, подтвердить или опровергнуть участие кандидатов в преступной деятельности в период 1992-1999 гг. крайне затруднительно.
В то же время соответствующие подразделения всех привлечённых к операциям в республике правоохранительных структур непрерывно получают информацию о стремлении как лидеров бандформирований, так и командиров “лояльных” НВФ внедрить в органы МВД своих родственников и приверженцев. Намерение руководства МВД уже к лету сего года в основном закончить формирование местных органов неизбежно приведёт к повторению в более тяжкой форме ситуации 1995-1996 года, когда органы внутренних дел были в значительной степени укомплектованы агентурой противника.
“ЗАКОННЫЕ” БАНДФОРМИРОВАНИЯ
В конце концов все вышеуказанные “огрехи” худо-бедно вписываются в рамки нашего законодательства. А вот к какому разряду отнести существование, и более того — быстрое “размножение” в Чечне всякого рода “ополчений” и “отрядов самообороны”? Таковые существуют сейчас в Гудермесе, Аргуне, Ведено, Шали (список можно продолжить). В каждом из них — от нескольких десятков до нескольких сотен “бойцов”.
Укомплектованные зачастую бывшими боевиками или членами преступных группировок, такие отряды принципиально ничем не отличаются от бандформирований, действующих против ФВ. Лишнее подтверждение тому — многочисленные случаи перехода бойцов “милиции” Б.Гантемирова на сторону противника при штурме Грозного вместе с полученным перед тем из рук федерального командования автоматическим оружием (по некоторым данным, число “перебежчиков” составило аж полторы сотни человек). В Гудермесе, например, существуют как минимум три “структуры”, официально позволяющие состоящим в них чеченцам хранить и носить оружие. Это “отряд самообороны” братьев Д. и С.Ямадаевых, “охраны” муфтия Кадырова и Малика Сайдуллаева. В рядах всех указанных “подразделений” находятся лица, обоснованно подозреваемые в военных и особо тяжких уголовных преступлениях, в том числе — похищениях людей. Практически у всех членов таких вооружённых формирований (в том числе у их лидеров) имеются близкие родственники в рядах моджахедов. Возможность реального противодействия таких отрядов противнику крайне сомнительна, и само их легальное существование можно рассматривать лишь как своего рода “плату” федеральных властей за “неучастие в боевых действиях”.
Данная проблема тем более актуальна, что деятельность “законных бандформирований” в корне подрывает надежды части местного населения на изменение обстановки к лучшему. Население видит, что реальная власть либо осталась в тех же руках (группировка Ямадаевых — в Гудермесе), либо перешла от одних бандитов к другим. В этой связи часть чеченцев, готовая пойти на честное сотрудничество с российскими властями, оказалась заранее оттеснена от участия во власти разного рода авантюристами и агентурой противника, корыстными путями втирающейся в доверие к представителям федеральных структур.
НАСТРОЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ
По сравнению с ноябрём-декабрём минувшего года положение изменилось в худшую сторону. Наряду с вышеуказанными факторами наибольшее влияние на умонастроения чеченцев оказала фактическая безнаказанность бывших и настоящих активистов НВФ, их пособников и вдохновителей. В этом отношении акт амнистии играет совершенно обратную роль, чем та, к которой он предназначен. Население имеет возможность сравнить два способа осуществления властных полномочий, и вывод, сделанный им, — не в пользу российских властей.
По данным соцопросов можно выявить следующее мнение, сложившееся среди жителей районов, 2-3 месяца назад перешедших под федеральный контроль. Согласно ему, новая власть является “слабой”, неспособной карать своих врагов и, следовательно, поддерживать её бессмысленно. В этой обстановке значительная часть населения, уставшая от войны и потенциально готовая поддержать мероприятия российской власти, предпочитает позицию наблюдателя, никак не содействуя (из опасения мести боевиков) успешному проведению контртеррористической операции.
Страх тех чеченцев, у которых имелись причины опасаться возможного наказания за совершённые преступления, постепенно уступает место ощущению полной безнаказанности, стремлению “навязать свои правила” федеральным властям. “Бесхребетность” силовых структур оборачивается презрением чеченцев по отношению к ним.
В то же время значительная часть чеченцев, особенно выходцев из горных районов, продолжает придерживаться крайне антироссийской позиции. Особенно заметно данная тенденция проявляется среди молодёжи, не получившей никакого образования, кроме подготовки в лагерях моджахедов. Именно молодые люди в возрасте 12-18 лет наиболее подвержены антирусской пропаганде и являются, в случае затягивания войны, практически неисчерпаемым резервом пополнения НВФ. Ожидается, что в условиях поголовной безработицы, с учётом характерного для чеченского народа презрительного отношения к физическому труду, “полевые командиры” и далее смогут денежными посулами привлекать в свои ряды сотни и тысячи молодых чеченцев.
НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЙ ПРОГНОЗ
Как же будет выглядеть ситуация в мятежной республике в ближайшее время? Ответ прост: в полном соответствии с “классическими образцами” партизанских войн ХХ века.
Просочившиеся, иногда — с боями, чаще — без, через весьма “прозрачную” из-за нехватки войск и их вопиющей неукомплектованности линию наступающей группировки ВС России банды рассредоточиваются в уже “очищенных” районах, где получают пополнение в лице боевиков, благоразумно оставшихся дома при отступлении и воспользовавшихся нашей воистину бесконечной амнистией. При этом противник отнюдь не стремится немедленно “проявить себя”, свергнув, к примеру, недавно назначенные временные администрации или атаковав расположенные в селениях и аулах блокпосты. Никакого шума и пальбы! Ещё, чего доброго, вернётся артиллерия, налетит авиация, и от домов мирного населения, читай — родственников тех же боевиков, останутся одни развалины. Таким развитием событий чеченцы сыты по горло. Поэтому, чтобы не потерять поддержки или хотя бы лояльного нейтралитета со стороны местных жителей, банды, ограничиваясь редкими вылазками, дождутся теплых дней и пресловутой “зелёнки”. А она не за горами — леса на равнине и в предгорьях начнут покрываться листвой уже с середины апреля. В мае откроются перевалы, и в Чечню с территории Грузии и Азербайджана потекут моджахеды из Афганистана, Таджикистана, Турции, арабских стран и так далее. Сотни их, по данным войсковой разведки, с нетерпением уже ждут схода снегов в лагерях по ту сторону гор. Вслед за ними пойдут караваны с оружием, закупленным на деньги щедрых “спонсоров” из Саудовской Аравии и других исламских стран.
Оборудовав или восстановив в лесах летние базы и лагеря, группы боевиков численностью от 20 до 100 человек приступят к широкомасштабному минированию дорог, организации засад, нападениям на блокпосты и стоянки войск. За исключением райцентров, боевые действия, в которых важны противнику для пропагандистской демонстрации “мировому сообществу” своей “воли к борьбе”, большая часть боевых столкновений будет проходить за пределами населённых пунктов, чтобы местные жители всегда могли жаловаться “наивным федералам” на “пришлых” боевиков. Там, где это будет необходимо, мелкие отряды противника объединятся, чтобы “порадовать” российское командование разгромом очередных колонн и постов, чтобы потом, избегая окружения, ударов авиации и артиллерии, снова рассыпаться и раствориться в “зелёнке”. Каждые три-четыре недели уставшие боевики будут заменяться другими — отдохнувшими дома, на положении “мирных жителей”. Информация о всех перемещениях федеральных войск и мероприятиях власти потечёт “полевым командирам” от многочисленных доброжелателей и помощников, а также от уже созданного и легко проникшего в местные властные структуры подполья. Короче говоря, всё будет, “как в прошлую войну”, с той лишь разницей, что противник многому научился и куда лучше подготовился.
Потери наших войск, вероятно, хотя и не превысят понесённые при штурме Грозного или в недавних неудачных боях в горной Чечне, но останутся по-прежнему высокими. А вот потери противника, избегающего фронтальных боёв и нападающего из-за угла, заметно сократятся. Чеченское общество, для которого 8-10 детей в семье — норма, легко перенесёт и гораздо большие потери, нежели уже понесённые. Гибель родственников лишь подтолкнёт в ряды боевиков новых и новых “мстителей”. А вот как отреагирует на жертвы бесконечной войны российское общество? Тем более, что найдётся немало “доброжелателей”, которые денно и нощно станут вещать со страниц газет и экранов телевизора о “бессмысленности войны” и “невозможности победить народ”. Пока их голоса слабы, но ведь это только пока…
ЧТО ДЕЛАТЬ?
Ответ на этот “вечный” вопрос элементарно прост: надо перестать играть в гуманизм и вести войну так, как её принято вести во всём мире. А именно — придерживаясь следующих мер.
Немедленно подготовить и ввести указом президента России режим военного положения на территории Чеченской республики.
Указом президента объединить всю военную, гражданскую и судебную власть в ЧР и всех районах, объявленных на военном положении, в руках одного лица (представителя одного из задействованных в операции силовых ведомств). Предоставить ему любые полномочия, предусмотренные законодательством военного времени для ликвидации бандформирований и бандподполья. Установить ответственность данного лица за нормализацию обстановки в регионе перед президентом России лично.
Ввести в действие в полном объёме ведомственные приказы и инструкции, касающиеся борьбы с бандформированиями и бандпособниками, бандитским подпольем.
Подготовить и провести мероприятия по полному разоружению всех НВФ, независимо от их декларируемой “пророссийской ориентации”. Ограничить поступление на службу в органы внутренних дел граждан чеченской национальности.
На наш взгляд, только после осуществления этих совершенно необходимых мер можно будет говорить об успешном завершении войны в обозримом будущем, хотя сами по себе, они — ещё не залог успеха. Их надо ещё успешно воплотить в жизнь. Ведь в поражении российской государственности на Северном Кавказе заинтересованы столь многие! И не только за рубежом.

 

(Source)

 

ОПЯТЬ МАНЕВРЫ?

В один из первых дней декабря над Каспийском бушевал штормовой ветер. Спецназовцы, собравшиеся на вертолётной площадке, с сомнением покачивали головами: полетим ли? Чтобы не терять времени, ходили фотографироваться на фоне десантных кораблей и полуразобранных экранопланов — некогда красе и гордости Краснознамённой флотилии, а ныне — памятников развала Державы. Народ собрался много повидавший. Мало кто не прошёл минувшую войну с Будённовском и Первомайском, Грозным марта и августа 96-го года… Ветераны могли бы вспомнить Афганистан, Осетию осени 92-го, Карабах, Таджикистан и много иных экзотических мест, куда заносила их нелёгкая военная карьера. Только вот беда — не любят настоящие солдаты вспоминать вслух. Если только в своём, узком кругу…
Пока же не до воспимонаний. Экипаж нашей “коровы” вернулся к своей машине и распорядился начать погрузку. За мутным стеклом иллюминатора потянулись сначала серо-жёлтые равнины Северного Дагестана, потом — пограничные районы Чечни, расчерченные квадратами пашни и пятнами лесов. “Вертушка” шла невысоко, и изредка внизу можно было наблюдать оставленные траншеи и капониры, воронки от бомб и снарядов — следы недавнего наступления подразделений Российской армии.
Наконец вертолёт опустился на кукурузное поле — излюбленное место “ставок” наших военачальников, как будто специально подбирающих для лагерей места погрязнее. Разгрузка, разбивка палаток, построения — обычная лагерная суета. Мы — на командном пункте Восточной группировки федеральных войск. В нескольких километрах — город Гудермес, сданный без боя “полевыми командирами” Сулимом и Джабраилом Ямадаевыми — открыто перешедшими на нашу сторону представителями самого влиятельного местного клана. Впрочем, ещё двое Ямадаевых благополучно ушли со своими отрядами в горы — к Басаеву, а один — занял “нейтральную позицию”.
Настроение у бойцов отряда — как всегда боевое. Без энтузиазма, без рисовки и хвастовства. Просто вернулись. Прилетели выполнять тяжёлую и опасную работу, необходимую стране и армии. Позади позор Хасавюрта — мы наконец наступаем и надеемся победить.
Пройдёт без малого месяц, и иллюзии (у кого они были) рассеются. Перспективы войны покажутся не столь радужными, как можно подумать, следя за ходом операции по газетным материалам и телевидению. О том, что реально происходит сейчас в Чечне, автор хочет рассказать читателю на примере ряда эпизодов, участником или свидетелем которых ему пришлось стать в ходе командировки.

АРГУН. “ЗАЧИСТКА”
На крыше девятиэтажного панельного дома, порядком исклёванного снарядами ещё в прошлую кампанию, очень людно. Здесь расположился штаб операции по “зачистке” города, взятого так же без боя при посредничестве Ямадаевых и местной самозваной “администрации”. Перед началом операции, демонстрируя абсолютную лояльность, чеченцы сдали “федералам” аж 10 автоматов, заявив, что больше оружия (как и боевиков) в городе нет.
При осуществлении “контртеррористической операции” принято весьма логичное (на первый взгляд) “разделение труда”. Войска, подчинённые Министерству обороны, ведут боевые действия лишь на местности, ломая сопротивление боевиков в лесах, на полях, мостах и дорогах, — вне пределов населённых пунктов. Лишь там, где противник оборудует свои позиции прямо в городах и сёлах, войска вправе штурмовать их с применением всех видов боевой техники (как это случилось в Алханюрте и происходит сейчас в Грозном). Если же боевики открытого сопротивления не оказывают, то, продвигаясь вперёд, части Вооружённых Сил России лишь плотно блокируют данное село или посёлок, после чего наступает очередь частей и подразделений Министерства внутренних дел.
В боях под Аргуном 247-й десантно-штурмовой полк под командованием полковника Эм сделал всё необходимое для успеха. Между Гудермесом и Аргуном почти сплошные леса, пересечённые многочисленными речками. Здесь противник всерьёз намеревался задержать наступающих, нанести им большие потери. Но вышло наоборот. Лес стал могилой для многих десятков боевиков. Только в боях за стратегически важный мост на дороге Гудермес-Аргун противник бросил на поле боя больше 30 трупов. Сколько ещё унесли боевики с собой — точно неизвестно, но, надо полагать, побольше — они очень ревностно относятся к эвакуации своих павших и раненых соратников. Двум раненым, взятым в ходе боя в плен, не посчастливилось дожить до допроса. Нет, никто их не пытал и не добивал. Просто оставили лежать на земле. Ночью замёрзли. Двум арабам, подорвавшимся на мине, поставленной разведчиками полка, повезло ещё меньше. Местные жители интереса к торжественным похоронам иноплеменников не проявили, а нашим солдатам такая “честь” и даром не нужна. Так и скушали их собаки, безмерно расплодившиеся в округе. Нехорошо, конечно, но это война. Собственные потери 247-й ДШП составили 5 человек убитыми. И то только потому, что избежать их было невозможно, — мост надо было захватить в сохранности, а для этого не обойтись без пехотной атаки…
Как бы то ни было, Аргун был блокирован и наступил черёд внутренних войск и “ментов”. На крыше собрались “сливки” — штук 5 или 6 генералов и втрое больше полковников данного ведомства. Вокруг них — обширная свита связистов, адьютантов и охраны. На лицах генералов — полное ощущение “исторического момента” и понимание “глобальности” выполняемой задачи. Правда, постороннему наблюдателю сложно было уловить, что здесь делали генералы, поскольку всем распоряжался (отдавая команды и ругаясь нередко сразу по 2-3 рациям) полковник Петерс.
Операция по зачистке продолжалась два дня. Причём на тёмное время суток войска покинули город, что само по себе “нонсенс” в проведении подобных мероприятий. Как же протекала “зачистка”? До безобразия просто: понукаемые “сверху” (быстрей-быстрей!) подразделения ВВ и СОБР ограничивались проверкой паспортного режима (и то — далеко не везде). На многих улицах бойцы даже не слезали с бэтээров — не было вре-мени. О поисках оружия или тайников и речи не было — поскольку для реальной “зачистки” имеющимися силами необходимо было потратить как минимум неделю. Результат? Блестящий! Во всём городе не было найдено ни одного (!) ствола оружия, а задержано всего два человека. Это при том, что ни для кого не секрет — автомат или пулемёт есть практически в каждом доме, если не у каждого мужчины. Само собой, что оружие население сдавать и не собиралось (скинулись “миром” на те 10 автоматов, что сдали командованию, а своё попрятали в расчёте именно на такую “халтуру”, какую продемонстрировали войска МВД). Что касается боевиков, то хочется сразу отметить: и в Аргуне, и во всех других сёлах и городах, где приходилось общаться с администрацией и населением, везде звучали одни и те же утверждения:
“Боевиков у нас нет и никогда не было. В прошлую войну? Что вы! Тоже не было, совсем-совсем! Кто же тогда воюет? Не знаю, из нашего села — никто. Были ли боевики? Были, но сами мы их никогда не видели — люди говорят, проезжали как-то раз по рынку… слышали, что Басаев и Радуев — вот они боевики, но сами мы никогда с ними дела не имели — только по телевизору смотрели. А вообще воюют арабы, турки и всякие другие, но мы их тоже не видели”.
Что тут сказать? Удивляться ли наглости, с которой лгут в глаза абсолютно все представители “гордого горского народа”, или делать вид, что веришь подобным россказням? Похоже, для “милицейских” генералов, торопящихся “отчитаться” об очередной “проведённой без потерь успешной операции”, выгоднее “верить”.
Операция в Аргуне завершилась уже около полудня второго дня торжественным прибытием на КП командующего Восточной группировкой генерала Трошева в окружении целой оравы (дюжины, если не больше) журналистов и ещё нескольких генералов и полковников. По окраинам города взлетели красные ракеты — сигналы о завершении “зачистки” отдельными группами. КП в считанные минуты свернулся и выехал из города, в котором на два дня… не осталось ни одного российского военнослужащего, пока не приехал предназначенный для несения комендантской службы отряд ОМОНа.
После виденного в “Кадарской зоне”, где “зачистка” протекала именно так, как и должно, “аргунская операция” показалась нам откровенным “очковтирательством”.
НОЖАЙЮРТОВСКИЙ РАЙОН
Он всегда считался одним из самых “бандитских”. Здесь, в посёлке Курчалой, на центральной площади функционировал крупнейший в Чечне рынок оружия. Рынок — в буквальном смысле, ибо рядом со всякими рыбными, продовольственными и “шмоточными” рядами располагались точно такие же ряды “оружейников”, перед которыми на брошенных на землю рогожах или на лотках лежали смазанные “стволы” и горы патронов. Бойкий торг продолжался вплоть до того момента, пока на разорвалась прицельно сброшенная авиабомба, отправившая к Аллаху нескольких “честных коммерсантов”. Славен Ножайюртовский район также “работорговлей” и своими боевиками, уступая в этом отношении разве что родине Басаева — окрестностям Ведено.
Наступающие с севера и северо-востока российские войска и здесь показали боевикам, что все их “прошлые победы” не более, чем плоды воспалённого воображения. Радуев, попытавшийся организовать сопротивление на горных хребтах, был очередной раз ранен и оставил в поле больше сотни своих приверженцев. Другим “полевым командирам”, сражавшимся в предгорьях, повезло ничуть не больше, в то время как российс-кие войска понесли минимальные потери. Командир 119-й ДШП полковник З. одно время даже возил с места на место в рефрежираторе, в надежде на последующее опознание, 12 трупов всяческих “экзотических” наёмников, брошенных чеченцами на поле сражения. Но потом, не дождавшись соответствующих экспертов, распорядился просто выкинуть останки “воинов джихада” в ближайшую канаву и слегка присыпать землёй сверху.
Боевой дух “непобедимых чеченцев” в борьбе со здравым смыслом также потерпел сокрушительное поражение. Одно дело сражаться где-ни-будь на чужой территории — в Дагестане там или ещё где. Другое — подставлять под удары артиллерии и авиации собственные дома и семьи. “Чехи” рассудили по-своему правильно: нечего сражаться в аулах! И вновь сёла и города “сдавались без боя”. Многотысячное селение Майртуп выдало целых 6 автоматов и гарантировало “отсутствие провокаций при зачистке”. Курчалой сдал 5 стволов. Примерно так же “разоружились” Белгатой, Новая жизнь, Бачиюрт и так далее. Блокированные войсками со всех сторон, чеченцы через своих “администраторов” провели успешные переговоры с командованием войск МВД. Как правило, в каждом селе узнавали о времени зачистки за сутки-двое до её начала. Генералы ВВ любезно делились подобной информацией, требуя только одного — “чтобы там без провокаций!”
Какие там провокации! Зачем!? Если и так всё складывается для “граждан России чеченской национальности” как нельзя лучше? СОБР, ОМОН и внутренние войска входили в сёла, вооружённые до зубов. Прекрасно обученные солдаты на бронетранспортёрах, щеголяя великолепными “разгрузками”, спецназовскими масками, снайперскими, бесшумными и всякими другими видами оружия, осуществляли проверку паспортного режима! Итоги? Вновь сногсшибательные! 2 или 3 найденных ствола и ни одного арестованного в ходе пяти (!!!) “зачисток”. Все задержанные отпускались после короткого опроса — ни о какой серьёзной проверке или отправке в “фильтр” и речи не было. В Курчалоевской районной больнице, по достоверным данным военной разведки, лечились несколько десятков раненых боевиков. Но поскольку о времени зачистки населению было известно заранее, всех “лёгких” попрятали по домам (само собой, их никто не искал). Что касается нескольких “тяжёлых”, лежащих с пулевыми и осколочными ранениями, то все они, по единодушному заявлению медперсонала, “беженцы, пострадавшие от бомбёжек”. Эвакуировать же их в соответствующие учреждения командование операции категорически запретило, хотя для этого имелись необходимый транспорт и медперсонал: “Нам не нужны конфликты с населением!”
Также лояльно отнеслись к хозяину городской мельницы, в помещении которой располагался мини-цех по производству оружия (самодельных миномётов, подствольных гранотомётов и тому подобного). Оборудование и заготовки не помешали хозяину нагло заявить, что станок и другое оборудование приобретены им для перепродажи, и посему он протестует даже против его конфискации. Командовавший операцией полковник внутренних войск, видимо, счёл аргументы “мельника” неоспоримыми.
Хотя это всё “цветочки”! В одном из сёл генералы по открытой связи отдали команду такого содержания: “Заканчивайте побыстрее! Чтобы к двум часам всё завершили! В три у нас баня”. Естественно, что в селе даже паспорта проверили не у всех, а внимательно слушающие эфир “чехи” радостно “поделились” с кем-то из засевших в селе “коллег”: “Не бойтесь, они в три часа уезжают!” (это данные уже нашего радиоперехвата).
Интересно, к каким высоким орденам представлены руководители вышеуказанных операций за “зачистку без потерь” столь опасного района?
ШАЛИ
Город сдали также без боя. И все окрестные сёла — аналогично. Опять войскам пришлось столкнуться с сопротивлением лишь в окрестностях, а потом боевики поспешно ретировались в горы — в Аргунское и Ве-денское ущелья.
Первыми в Шали “вошёл” (похоже, никуда и не уходя из города) “отряд местной самообороны”, состоящий из “антимасхадовской оппозиции”. Два дня он являлся полным хозяином города, после чего началась “зачистка”, которая прошла всего за день день и не выявила “ничего нового” в “тактике органов МВД в ходе контртеррористической операции”. Также лежали в больнице раненые боевики (так и остались спокойно долечиваться), также частично проверили паспорта, также отпустили всех задержанных, у которых с документами было что-нибудь не в порядке. “Самооборона”, кстати, так и осталась неразоруженной. Ей, родимой, и принадлежала вся реальная власть в городе в первые дни после “наведения конституционного порядка”.
Впрочем, задержавшись в Шали на несколько дней, удалось изрядно пообщаться с местным населением. Кроме вышеуказанной “слепоты и глухоты” в отношении боевиков (опять их никто и нигде не видел), хочется отметить немаловажные изменения в “менталитете”, всё-таки произошедшие у чеченцев за последнее время.
Во-первых, воевать подавляющая часть чеченцев действительно больше не хочет. Война и “независимость” не принесли большей части населения ожидаемого обогащения, зато ликвидировали такие привычные для него вещи, как электричество, газ, водоснабжение, транспорт и всякие иные коммунальные услуги. Поэтому первые вопросы, задаваемые военным, звучали одинаково: “Когда дадут газ, когда дадут свет?” Рядовой чеченец хочет спокойно торговать в России, спокойно производить и опять же продавать “самогонный бензин”, спокойно воровать на какой-нибудь госслужбе. Если “членство” в Российской Федерации сможет обеспечить ему все эти удобства, то почему бы не стать “законопослушным россиянином”?
Во-вторых, пришлых ваххабитов также не слишком любят — они, как-никак, требуют соблюдения собственных “исламских” законов, тогда как чеченец привык пользоваться в отношении всех “нечеченцев” одним правилом — “что хочу, то и делаю”. Мысль о том, что шариат уравнивает чеченца-мусульманина с мусульманином-нечеченцем — “туземному населению” глубоко противна. Поэтому, рассуждая о причинах войны, наряду “с московскими политиками” охотно ругают и “всяких наёмников”, стремясь сва-лить на них всю вину за произошедшие преступления.
В-третьих (и это — самое главное), чеченцы НЕ ВЕРЯТ в бесповоротный или хотя бы длительный приход федеральной власти. Слишком свежи в их памяти месяцы власти Завгаева, завершившиеся “Хасавюртом”. Слишком хорошо они помнят “импотентность” (извините за выражение) всех федеральных начинаний — военных, политических и административных. И им есть с чем сравнивать: при всех своих недостатках Басаев куда более опасен, чем “самый крутой” российский военачальник. Уж кто-кто, а “басаевы” да “хаттабы” “сюсюкать” даже с единоплеменниками никогда не станут, что не так — отрежут голову, и дело с концом! И если подспудно каждый всё-таки ожидал, что на этот раз дело повернётся по-иному и “накажут-таки” пусть не его лично, то хотя бы “полевых командиров” и представителей власти, то теперь, “полюбовавшись” на “зачистки”, чеченец может спать спокойно — российская власть к лучшему не изменилась.
“АВТОЛЮБИТЕЛИ”
В Шали уже всё закончилось, а Новые Атаги и Чириюрт ещё только готовились к зачистке. В Атагах “подготовка” началась с “дружественного визита” генерала Воронова (внутренние войска) к местному “бизнесмену” Лорсанову — всей Чечне известному хозяину цементного завода и, по совместительству, члену “администрации президента Масхадова”. Особняк Лорсанова знаменит уже тем, что в своё время (осенью 1996 года) другой генерал — А.И.Лебедь, прожил здесь несколько дней, играл с хозяином в шахматы и получил “причитающееся вознаграждение” за подписанные “Хасавюртовские соглашения”.
Надо полагать, “лавры” Александра Ивановича денно и нощно грезились другому “птицефамильному” военачальнику, поскольку Воронов, пленившись обществом Лорсанова, “умиротворил” хозяина, пожаловав ему собственноручно подписанное “разрешение” на хранение и ношение двух автоматов, находившихся в доме. Как видный сотрудник МВД, генерал, наверное, знает такие тонкости российского законодательства, которые “простым смертным” неизвестны. Нам, по крайней мере, ещё не доводилось слышать о том, что генерал-майор вправе произвольно изменять федеральное законодательство, запрещающее хранение и ношение автоматического оружия всем гражданам, кроме тех, кому оно необходимо для исполнения служебных обязанностей. Причём, генерал весьма щепетильно отнёсся к собственному обязательству, буквально вытолкав участников зачистки, обнаруживших оружие и попытавшихся арестовать хозяина. Впрочем, в доме Лорсанова было не только оружие… Были ещё очень-очень интересные бумаги… Не их ли содержимое стремились “спасти” бравые подчинённые господина Рушайло?
Как бы то ни было, а основной целью руководителей операций в Н.Атагах и Чириюрте оказались автомашины. Те, на которые у “хозяев” не имелось соответствующих документов. Такие “с улюлюканьем” на буксире вытягивали к КП операции. Особенный интерес вызывали “нивы”, “уазики” и разного рода “джипы”. Дальнейшая с удьба изъятого автотранспорта покрыта мраком… Надо ли говорить, что в остальном зачистки обеих сёл прошли “по обычной схеме”?
Один из офицеров внутренних войск — ветеран, прошедший не одну войну, с горечью признавался: “Будь моя воля, разве ж так бы я “зачищал”? Ведь генералы уедут, а нам здесь ещё воевать и воевать… стрелять-то в моих солдат будут!..”
Не раз и не два приходилось видеть прекрасно подготовленные спецназы внутренних войк в бою. Они на многое способны! Значит, дело в другом…
ИТОГИ
Не самые утешительные. На основании увиденного можно сделать следующие выводы.
В случае, если в ближайшие 1-2 месяца не будут приняты срочные меры по изъятию у населения оружия, аресту и реальному наказанию спокойно “осевших” на освобождённой территории активистов масхадовского режима, ваххабитов и иных потенциально опасных элементов, весной нас ждёт “вторая серия” широкомасштабной партизанской войны. Бороться с ней войска необучены, а у органов МВД явно отсутствует желание.
Судя по “возведённому в систему” методу “обеспечения конституционного порядка” на освобождённых войсками территориях, органы и подразделения МВД России (в отличие от великолепно сражающейся армии) ПРЯМО ОРИЕНТИРОВАНЫ СВОИМ ВЫШЕСТОЯЩИМ РУКОВОДСТВОМ НА “КОНСЕРВАЦИЮ” ВОЙНЫ. “Березовщина”, таким образом, получает достойное продолжение.
Наивно ожидать, что “добрый царь” — В.В. Путин — “ничего не знает, обманутый своими лукавыми царедворцами”. Но как хочется верить, что он — “не в курсе”! Именно так, по крайней мере, считают далёкие от московской политической грязи солдаты и офицеры, свято и наивно (?) уверовавшие в то, что высший пост в стране по праву занял настоящий лидер-патриот.
Будем ждать “второго Хасавюрта”?

 

(Source)

ЧЕГО ХОТЯТ ПОЛИТИКИ

В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ в целом ряде СМИ зазвучали крайне тревожные сообщения о возможности “приостановки” или даже полного прекращения операции в Чечне. Специалисты ожидали нечто подобное, но не рассчитывали, что поворот к “пацифизму” начнется столь скоро. Пока, впрочем, радетели “мирного урегулирования” недалеко продвинулись в своих усилиях, и этому есть целый ряд объяснений. Во-первых, даже при вопиющем бесстыдстве наших властей совершить резкий поворот от уверений в “решимости задавить гидру терроризма” к “переговорам с лигитимным правительством Масхадова” не так-то просто. Надо дать “электорату” хоть немного позабыть совсем недавние громкие заявления, чтобы потом “тихой сапой” их дезавуировать. Во-вторых, в памяти жителей столицы, Волгодонска, Буйнакска и многих других городов, непосредственно не пострадавших от взрывов, но охваченных общим психозом их опасения, не успели выветриться надежды на полное и окончательное избавление от “взрывного страха” именно вследствии проведения боевой операции в Чечне. И, в-третьих, никаких реальных предпосылок для резкой смены курса нет и в помине — войска достаточно успешно и с незначительными потерями выполняют поставленные задачи, не оставляя противнику никаких шансов на достижение даже микроскопических военных успехов. При таких обстоятельствах не больно-то удобно запускать ролики с безутешными солдатскими матерями и горами обгорелых трупов.
Но в “виртуальной реальности” все возможно. И именно в ней живут сейчас “богатые и властные” со Старой площади. И теперь господа из администрации президента не могут поверить в то, что “из-за какой-то целостности Российской Федерации, из-за какого-то непонятного суверенитета” военные могут выражать недовольство и уж тем более выйти из-под контроля. Но генералам, в отличие от политиков “семейной формации”, обстановка видится несколько иначе. Какие бы они, эти генералы, ни были, жить им здесь — в России. В Швейцарии особняков у них нет.
Так что же ждет Россию, если снова поступит приказ “отступать”?
Попробуем на основании имеющихся данных смоделировать “протекание миротворческого процесса”.
Итак, предположим, давление “международной общественности” достигло цели. Правительство отдает приказ войскам прекратить активные наступательные операции и перейти к обороне. На поверхности вновь появляются “лебеди” и “рыбкины”. Одно только отличие — на этот раз никто не даст “российским и чеченским представителям” сесть за стол переговоров без посредников. Комиссии ООН и ОБСЕ уже “протоптали тропку” на Северный Кавказ и не потерпят, чтобы самые малейшие вопросы решались без их непосредственного участия. То есть переговоры сразу начнутся как “трехсторонние”, причем “международные посредники” сразу попытаются поставить под контроль весь их ход и направление, шантажируя российскую сторону “санкциями” в случае их прекращения.
Несмотря на очередное “прекращение огня”, ситуация постепенно начнет меняться не в лучшую сторону для российских войск. Большая часть боевиков и не подумает прекращать боевые действия и продолжит нападения на позиции “федералов”. Захватив инициативу и максимально используя благоприятные обстоятельства, боевики проведут ряд успешных операций по разгрому небольших колонн и блокпостов, развернут в тылу российских войск террор против лояльного к законным властям населения. Далее — по накатанной схеме. “Международные эксперты” заявят о “неспособности российских властей контролировать ситуацию, обеспечивать правопорядок и права человека”. Одновременно боевики подсунут иностранным журналистам “многочисленные свидетельства военных преступлений российских оккупантов”. “Потрясенная мировая общественность” потребует полного вывода федеральных сил и ввода в Чечню миротворческих сил ООН.
Дальше — больше. Окончательно уверившись в полном бессилии центральной власти, кинутся “делить земли” “князьки” целого ряда местных “ханств”. Первым, конечно, потребует вывода войск с территории Ингушетии Руслан Аушев, уже создавший для своей республики солидный золотой запас (из похищенного на магаданских приисках золота), полностью перестроивший “под себя” МВД и прокуратуру республики, намеревающийся и дальше получать колоссальные доходы от работорговли, контролируемой его ближайшими родственниками. “Высвободившиеся” чеченские боевики ринутся в Пригородный район Северной Осетии, где совместно с ингушами-единомышленниками (из “Дикой дивизии”, например) продолжат “освобождение Кавказа”, истребляя местное осетинское и всякое прочее “невайнахское” население.
Немедленно после приостановки боевых действий в Чечне начнется межнациональная война в Карачаево-Черкесии, где обе стороны накопили по нескольку тысяч единиц огнестрельного оружия (переброска стрелкового вооружения из Грузии и Абхазии не прекращается ни на день). Пока карачаевские и черкесские боевики проводят массовые учения и стрельбы в горных ущельях всего в нескольких километрах от Кисловодска. Но как только им станет ясно, что федеральная власть “опять опростоволосилась” и опасаться ее — “недостойно кавказского джигита”, они с энтузиазмом откроют огонь друг в друга, и все вместе — по федеральным войскам.
В стремлении взять реванш за недавние поражения ваххабитские отряды вновь полезут в Дагестан. А кто тогда встанет на пути до зубов вооруженных и опьяненных собственной безнаказанностью экстремистов всех мастей? Может быть, Вооруженные Силы или внутренние войска? Да, они, конечно, попробуют это сделать. Вот только ожидать успешности таких попыток будет просто наивно. Потому что едва состоится “второй Хасавюрт”, как вся сражающаяся армия будет полностью и навсегда деморализована. Последние боевые офицеры, еще держащиеся за службу в надежде на какое-то “улучшение”, немедленно ее покинут. Распад пойдет по всем параметрам. Поставленные перед задачей отражения противника на новых направлениях войска приступят к ее выполнению с мыслью: “А зачем нам класть жизни, если нас все равно потом продадут?” Результат, таким образом, известен заранее.
Ко всему, едва стрельба пойдет “по-крупному”, миссии ОБСЕ и ООН невероятно размножатся. В каждой микроскопической кавказской республике появится “своя” “международная комиссия”. “Миротворцы” и здесь потребуют от России “безусловного соблюдения прав человека”, пока последний русский не уберется за пределы региона или не будет продан на органы “свободолюбивыми борцами за независимость”.
Кавказ Россия потеряет навсегда. “Третьего похода” не будет. Но дело на этом не закончится. Война “по всем направлениям” вызовет не только непредвиденно высокие финансовые расходы, весьма болезненные для пребывающей в плачевном состоянии экономики. “Министерская чехарда”, уже почти парализовавшая функционирование государственной власти, достигнет своего апогея. К чему приведет такая ситуация — отдельный разговор, но можно с уверенностью утверждать, что распад Российской Федерации из насущной угрозы превратится в трагическую реальность. “Добивать” ненавистную “Империю зла” кинутся все многочисленные враги России — внешние и внутренние. ХАОС — вот что, в конечном итоге, ожидает нас в случае проигрыша чеченской кампании.
Возможно, кое-кто из “патриотов” заявит: “Так пусть внешнее поражение вызовет крах антинародного режима!” Может быть, и вызовет, но нет никакой уверенности, что на смену ему придет лучший. А потери (людские, территориальные, психологические) способны буквально добить остатки российской государственности.
Поэтому каждый честный человек должен понять — под Грозным решается и его судьба, судьба его семьи. В Чечне воюет не только армия. Воюет Россия! Сделать все для срыва планов “умиротворителей” — вот задача № 1 для всех российских патриотов, — в погонах и без оных.

 

(Source)