“Who are you, the shooter?” – Interview with Igor Strelkov

Conversation between chief editor of “Tomorrow” Mr. Prokhanov and Mr. Igor Strelkov, former Defense Minister of Donetsk People’s Republic.

strelok

Igor, the other day I was in New Russia. And returning, he began to believe the witness what war is. Turns out, the sixteenth. Starting with Damansky, Dzhalanashkol, Afghanistan … Donetsk, Lugansk – sixteenth campaign. And each of these wars is not even his face (which is like a person – every war). And this is some substance that has its subjectivity, its destiny, its development, its memory. Do you feel that war has some features that go beyond the technology of war? How would you describe the Donetsk war in its phases, stages, experiences?

This is my fifth war. There were two Chechen, Transnistria and Bosnia. I want to emphasize its similarity – scenic similarities – from the Bosnian war. Start of the Bosnian war is very similar to what happens in the New Russia. When Yugoslavia broke up and began the parade of sovereignty of the Republic of Serbia, some regions did not want to go to the Muslim Croat Federation and revolted. These republics Bosnian Muslims, Croats suppressed by armed force. And then to help them come Yugoslav People’s Army, but was stopped by Sarajevo under Vukovar, Dubrovnik under. Stopped not because they met serious resistance, but because it could cause the direct intervention of NATO. The army was withdrawn and left their weapons to the Serbs. Now the situation is very similar. And God forbid that it just ended. Because when the JNA left, the Serbs could not organize. Then there was a very long, exhausting war. And then she quickly ended – Croatia defeated each in turn.

But there is the factor of violence. NATO troops and the troops began bombing … And this war as developed in phases?

At first, no one wanted to fight. The first two weeks were held under the banner of the fact that both sides wanted to convince each other. First days in Slavic and we and they are very cautious approach to the use of weapons. The first encounter was with the SBU, which we tried to clean up, but fell into an ambush. Not even quite an ambush, and head-on collisions, to which they were not prepared. Suffered losses and cleaned. Then it was quiet. Ukrainian side began to put roadblocks in our surroundings appeared 25 airmobile brigade. But she was not eager to fight. We managed to disarm first reconnaissance platoon, then the column. It was precisely disarmament – a submachine gun, threatened with burning equipment, they did not dare to join the fight and we were disarmed.

But still a long time we did not touch their roadblocks, and they do not show aggression. These are the first steps.

Then “right quadrant” started throwing us subversive groups – started a firefight. More National Guard under was not – only the “right quadrant.” The Ukrainian side very carefully behaved, step by step palpated as Russia will behave. The first month was not the shelling of the city. The first firing Slavic – at the end of May. Before they shelled the villages, but he did not touch Slovyansk. But as they knew that Russia does not respond, the shelling became more powerful, the actions of armored vehicles and aircraft – more and more massive. In early June, they were finally convinced that Russia does not directly intervene and let the winds. The first massive attack in the Slavonic was the second of May. Next – using all forces and weaponry – tanks and armored vehicles – they held June 3rd. Between these attacks were fighting, local skirmishes.

June and July were the most severe. If in April and May all went on the increase, that is, to expand the territory of the uprising, we gradually put under control settlements Donetsk Republic, spreading movement, in June, we started to recede. Us from all sides began to draw, enemy forces enormously superior in all respects. And the enemy has become the motivation for military action. Start of fire propagation. And further, the higher the motivation increased.

Battalions of the National Guard began to arrive on the battlefield. They were originally motivated, considered the enemy, that is us, as Moscow’s mercenaries. They were confident. that we are all sent from Russia. And the fact that we Slavyansk 90% were local, donbassovtsy not even want to believe.

In June and July, when the aid was extremely small, the enemy drove the huge forces. Generally the increase was not comparable forces. For example, to us during this time came to 40 volunteers, and 80 came to the enemy machines. What’s in them – is another question. But in each machine – a minimum of man.

In August – at the peak of the crisis – we fought in almost agony. Just feverishly to patch holes, and stopped any breakouts. We were in a full operational environment. And they could not break through it. Besides, we have already started as a classic boiler, cut into smaller boilers. Gradually cut Gorlovka …

You talk about the phase when the left of the Slavic in Donetsk?

Yes. In that phase also had two parts. When we came out of the Slavic in Donetsk, this phase was complete confusion of the Ukrainian side. They had fully registered the script, and we do not fit, mixed them all. And suspiciously smoothly everything went at them in this scenario. Very suspicious.

As for the situation with Slavic …. After the Ukrainian side broke through the front under Yampil, we were already hanging by a thread, plug the hole between me and think it was impossible, for it was not strong enough – at least needed a team. And we did not have a reserve.

And when they took Mykolaivka, we do not have any chances. Would have a chance, if we put massively equipment, weapons. I had three tanks, one of them was completely defective, he did not fire a single shot. Only two tanks were combat-ready. With their help, we smashed one checkpoint. But immediately after the defeat of the enemy roadblock at all checkpoints set of four tanks. In Slavyansk ukrov have had seven blocks, and each – four tanks. Any block ukrov technical armed and largest was the hardest Slavic garrison. At the end of the siege, I had 9 broneedinits, including these two tanks and the enemy on every block – seven or eight units, including four tanks. And I had two alternatives: either to sit in a full siege without supplies or out. Prior to this, the supply to the field the road runs. And when the enemy took Mykolaivka, we are left with a field road, but they cut it if we broke the night on this road, it is already the afternoon they had a post.

Thus, embodiments. Sit in the siege. Ammunition for small arms on good fights I have enough for two days. On average intensity – for a week. After fighting under Mykolaivka left me 8 mortars 57 minutes – less than 10 minutes on the mortar. There was not enough and everything else: on heavy weapons lacked ammunition, worst of all with anti-tank weapons. Fights were serious, spent much, and replenishment has been reported. It was all on July 5. “Vacationer” came after 40 days. We have before their arrival did not last. We would not have enough food. And most importantly – the Ukrainian army did not go to the contact battle. When we are forced upon contact fight, then they were losing. And they have taken since Yampol tactics advancing from line to line, throwing forward without infantry armored vehicles only. Before armored vehicles went barrage. If the armor met with resistance, she departed. Again barrage. Then again, armored vehicles. Again barrage – and again technique.

As a result, they began to Nikolaevka methodically destroy. Struck “hurricanes”, “city”, the heavy artillery. Nobody expected such a massive bombardment. Some five-story building in the city is simply formed. Actual civilian casualties we do not know – they are huge.

After this, the enemy just walked Mykolaivka, and I had to bring the remains of the garrison. It was clear that the same thing happened in Slavic – already without pity his thunder. But I could not answer them because there were no shells. They would have fenced with barbed wire, surrounded by mines, as they did with others, taking them into the ring. And would wait when we’ll die of hunger or, or climb a breakthrough. A breakthrough in such conditions would be accompanied by huge losses, and it is unknown whether or not to succeed. But Slavyansk was the core of our team – and a half thousand people, of whom more than a thousand – fighters. In Kramatorsk were about 400 fighters, Kostyantynivka little more than a hundred, fifty Druzhkovka, in other areas of small garrisons on 20-30-50 people. And I knew that from the outside to me, no one will break. Or “Hold” or “East” I did not obey. In Bezlera that Gorlovka based, at that time there were about 350-400 people. If I could not break the ring with his fifteen hundred, then at least it is something the more I could not. It turned out that if I stay in the siege, then after a while I will impose ukry, then start taking a new city by point. That, in fact, began: I did not have time to go already Artiomovsk captured, where they have their man was. And one day completely cleared the Artiomovsk.

At a time when the output of the Slavic, was already on the second environment with cutting off completely Kramatorsk, Druzhkovka, Konstantinovka. This is the way of why I came out of the Slavic, did not defend Kramatorsk: there is also no ammunition.

Given the deep penetration of the enemy to Artiomovskiy (he already went to the Gorlovka practically in our hinterland was), cling Kramators’k did not make sense. We still would have won three or four days, but the result still would go. Any breakthrough, especially – unorganized, accompanied by losses.

Despite the fact that Slavic we left very organized, we have all the armored group died. A tragic accident. They have been together with artillery, to distract the attention of the fire from the place – from the outskirts of Slavyansk. Then, skipping past all the car column, the last to leave – bringing up the rear. But then load the human factor, and armored group went on a line break.

Not to create a flea market, we have all been divided into six columns. Each column was leaving an interval of half an hour. I made a serious mistake, which came in the second column, and did not stay until the end. I had my reasons: Kramatorsk I immediately turned headquarters. But he had, of course, the last to leave.

This would have happened if I was present at the site. And so it is possible to me to say that the fainthearted, hastened to jump.

In general, our losses could be much higher. But the Ukrainian side at night to fight never liked, so we took full artillery, as well as 90% of infantry units and rear.

We in the ranks were 11 mortars and two “Nona” were on the move. Famous “Nona” had to leave because she though it ukry never knocked out, all was in splinters. Due to wear and tear in her left undercarriage. She always dragged back and forth at the end of the gun and went out of her system. As the soldiers joked Ukrainian units that moved us, she in her life did not shoot as much as in Slavyansk.

So – armored group went directly, and it all burned. Blocked the road. The first tank was blown up by mines, the second tried to go round – fell into a ravine. And the rest were shot grenade launchers. Some people survived – jumped out, broke.

If just came appliances – could somehow act, but the whole armor burned. In Kramatorsk I had three infantry fighting vehicles and two APCs. It’s too little – against us were two mechanized battalion tactical groups and a tank battalion.

And if we are able to operate in the building, then resist the enemy in the open country could not.

In our Yampol fortified broke one day, despite the fact that we dug in there were pillboxes, bunkers. We have a shortage of anti-tank weapons – there were no anti-tank gun. Whether then at least one anti-tank gun, at least one “Rapier” is not broke through our defenses, they would, despite the artillery preparation. But with some “bezotkatkami” we could not fight. I knew that taking the fight on open ground – only to lose people.

You said that your opponent out of the Slavianska was totally unexpected.

Yes, he discouraged them. After all, I had ordered categorical – not hand-slavic. And when I said that is going to come out, I repeated several times ordered not to come out to defend Sloviansk to the last. “You certainly deprotected defending Slavic”. Ask, “What will?” Silence. And I – a thousand people and thousands of their family members. Put them I had no right. So I decided to break.

Here are some more time. When I was in the Crimea during the Crimean events, visited the 35th battery. Powerfully impressed me. Roan – is brilliant, he regained almost all their own. No less impressed by the fact that all the commanders Ukrainian Sevastopol Defense: all admirals, generals, pilots – .Ostavili fled for himself commanders of regiments, battalions. Those killed with the soldiers. And when I was in Slavyansk, decided, or I do not go out at all, or I’ll go with the whole garrison. I decided to go out and find it right.

Deeply convinced that if we did not come out of the Slavic, then could not have retained and Donetsk. When we entered the Donetsk – everything there was great. Sat Kiev mayor, police department is still subordinated to Kiev – a classic dual power. The city was not at all prepared for the defense. Checkpoints are equipped with bad roads are not closed, you can go to have whatever you like. And the forces there were very few, they were fragmented, scattered, no one no one obeyed: Detached army was Russian Orthodox, separately – the battalion “Vostok”, separately – “Hold.” Each unit defended their neighborhood, unified management was not.

The problem was not the point, but the fact that the south was almost engulfed in Donetsk, the enemy occupied Amvrosievka. In principle, it has cut us off from the border. DNR was completely under the control of the enemy. And most of the LC was under the control of the enemy. Acted only item – Izvarino, which moved one of my mouth from Kramatorsk, and they have greatly increased defense there.

And just to Donetsk eventually cut off all of the miner, agglomeration Taraevsky-Shakhtarsk Anthracite. On that site was just a few not very powerful roadblocks and Saur-Tomb. And among them were huge holes where you can enter. Ilovaysk was empty – there was no garrison. In Ospina was no garrison or roadblocks.

Arriving in Donetsk, I left only in headquarters commandant company. One battalion broke in Petrovsky district – the south-western tip, which was empty. The remaining forces, and Kramatorsk, and Slavic, were brought to the team, divided into three battalions and Reconnaissance. They were immediately thrown on Ilovaysk, pockmarks. And I formed the front line.

Of its parts?

It is because of its parts. Because the “Vostok” I did not obey. On personal contacts with them managed to establish cooperation. They defended Yasinovataya district, district Avdeyevka, sand, Karlivka. On Karlovka hodgepodge was: first, there were people Bezlera. Then they left, I had to send his back. Then I ordered the retreat, break out, because they cut off from us, there was no point surrounded by two companies lose.

If we had not formed the southern face, I think that everything would be over very quickly. If we stayed in Slavyansk, then a week later, after a maximum of two, fell to Donetsk. And coming, we held forty days before the arrival of Donetsk “vacationers”. Although the last few days were just desperate. When we came out of Donetsk, then try corridors on Russia in the area of ​​Marinka, Kozhevina, brow. At the same time fought their corridors to supply and cut off Yakov all the enemy’s forces.

We kept a corridor with very heavy losses, lost color Third assault battalion in these battles. When we break through the corridor, in the battles of Marinka lost in killed and wounded 120 people in two days – mostly by artillery fire from air strikes. Killed were more than 30. For me it is huge loss.

And at the moment of breakthrough “vacationers” I was a battalion cap is cut into two parts: the part of defending in the snow, and the part with the reconnaissance, was pressed against the edge, cut off.

Besides, I always had to withdraw from the company in Donetsk, throw on other sites. For example, the first company of my miners and antitank platoon had to throw in Debaltseve. Then the same thing had to do with the red beam. Then the fighting started under Ilovaiskaya. At the time of the breakthrough we were separated so that I and the military police went into battle – in Shahtersk fought. In Donetsk, from our Slavic brigade remained virtually only one battalion of two companies, which covered the Petrovsky district. Battalion Kamenska also almost all gone from Donetsk. And left rear: supply, commandant company, which mainly consisted of old and untrained, the combat value of which could only be in the city in street battles, and not in active combat.

Some provisions were in “Hold” and “East”, but “Stronghold” I obeyed partially “East” did not obey. Reproached me that I was not there navёl order. But I had a simple choice when I went from the Slavic either urgently to form a front against the enemy, or to organize a coup. But Donetsk at the time was quite peaceful city. People sunbathing, swimming, athletes trained people in a cafe drinking coffee. As in Moscow in the summer, and in Donetsk was. And I have no one understood. Although my soldiers were eager to arrest all those rear, to disperse. But I understood: it is necessary to deploy a civil war – there is something all of us and slam! I decided that a bad peace is better than a good war, and deliberately left out of it.

Have been in this critical situation and intention to withdraw from Donetsk, forces were unequal something again?

I have the same charge that I wanted to leave Donetsk. I told him honestly at some point, I stopped believing that help will come from Russia in general. Just stop believing! And no one could I guarantee it.

Critical moment for me, as commander, was at the time a breakthrough in Shahtersk. When they knocked us out Debaltseve and just reinforced column of the 25th Brigade went to the Ukrainian Shakhtarsk, entered the city. When they took Debaltseve, I already knew that the next breakthrough will make on Shakhtarsk. I took off the front, that is isolated from other battalions, two companies. And they stood on the loading. And at a time when the enemy entered the Shakhtarsk, one of my company moved there, and the other was on the loading drive there. Accordingly, immediately after that, I took two more companies, then another one, sent back armored group “Hold,” that is created grouping. At the same time I was laid bare Donetsk. Because I was sure that if the enemy and finds itself in Donetsk, here on the streets we somehow it will delay and pass Shakhtarsk – meant completely lose everything.

Since we had a semi-guerrilla army, we were loaded long. Moved too long. All volunteers – family, they were removed from the Slavic. And we are only partially managed to forestall them. One company still entered Shakhtarsk and gave him to take. But ukry cut the road between the miner and Thorez. Then they were off this road barely beat.

Fights have been a whole week, the King commanded – Kononov. That’s why I supported his candidacy for the post of defense minister – as a battalion commander, he showed himself very well. He had a reinforced battalion. Four Slavic company, my company of military police, armored group “Hold” batteries … all this he normally maneuvered. Knocked the 25 Brigade, crushed it with a fairly small losses on their part.

At a time when the enemy cut the road between Miner and Teresa, I have come a psychological crisis, I started thinking about what to do, thinking of transferring headquarters in Shakhtarsk or snow and prepare the evacuation of Donetsk. Because he knew that if aid is not, then you should at least save people.

You do not have the time characterized as psychological change. I followed closely the processes, the dynamics of your performance and maybe the dynamics of your destiny. And I think that you did everything correctly. Did everything right! Based on the real balance of power, otherwise you could not do that. On the other hand, everything that you have done – is messianic feat.

Why do I say that the fracture was? Because at the time I ordered the cook to the headquarters of coagulation, all shtabnikam loaded. People do not discuss my orders because I believed. And I myself went to Shakhtarsk forward. But at this point the road was cut. I spent the whole day there and talked with the men looked. During the day, I almost did not manage Miner’s Brigade, saw that the King of normal coping and intervene with the commander did not want to. By the evening, talking to people, I decided not to leave Donetsk, although this is not planned to leave first Donetsk and Gorlovka. And due to Gorlovka garrison cover northern FAS Donetsk and line on Shakhtarsk. Because we have there was a large, undisguised hole. But there still played a role that was Gorlovka Boatswain, and he defended Gorlovka. Boatswain went absolutely right: it is my order to prepare the evacuation did not obey. And the next day the order was canceled by itself. I realized that in the situation that has developed, we can arrange to withdraw its troops from Donetsk neither, nor from Gorlovka. We cut off the last road and field roads are very uncomfortable. I personally presented the evacuation of Donetsk and Gorlovka – columns of refugees were shot on the roads from all sides. Understand that it is better to take the fight in Donetsk, than all these breakthroughs. In the evening I returned to Donetsk and has, despite the gravity of the situation, did not plan any transfer of staff, nothing.

This I answered the question, whether there was a plan for Donetsk. Plan was not putting in Donetsk, and the intention of leaving Donetsk as an option to output and rescue, effort and money.

Alignment of the front and roll Mariupol – it’s only the “vacationers” do, or militias also participated?

Separate divisions militia were subordinated to them. But mainly in Mariupol advancing “vacationers”. When they left, remained precarious and the front line, and opportunities.

Firstly, Mariupol was empty, there was no two days Ukrainian military could take without a fight. But there was an order not to occupy. Not just the order to stop, and the order in any case does not hold. Just Volnovakha could take.

Why do I say that events similar to events in extreme: there Yugoslav People’s Army stopped just a step to a decisive victory.

Igor Ivanovich, how do you do in the war dived?

I was a counselor in the Crimea Aksenov. He is a man of great charisma, clever, competent, sane, talented. I commanded the only unit of the Crimean militia: a special purpose company, which carried out combat missions. But after the battle of the cartographic part, when two died (and I commanded this fight), a company was disbanded, people went home.

When events took place in the Crimea, it was clear that one Crimea is not over. Crimea as part of New Russia – a huge acquisition, the jewel in the crown of the Russian Empire. And one of Crimea, cut isthmuses hostile state – not the same.

When the Ukrainian authorities broke up before our eyes, in the Crimea constantly arriving delegates from areas of New Russia, who would like to repeat at what was in the Crimea. It was a clear desire to continue the process at all. Delegates at planned uprising and asked for help. Aksenov, because he has such a load fell, it is 20 hours a day working, asked me to engage in the Northern Territory. And he made me an adviser on this issue. I began to work with all the delegates: from Odessa, Nikolaev, from Kharkov, Lugansk, Donetsk. All had full confidence that if the uprising will develop, Russia will come to the rescue. So I gathered nerazehavshihsya fighters company, to recruit volunteers. 52 people gathered.

In Slavic came quite by accident. We needed a middle city. 52 people – a force more or less in small settlements. And I was told that in the Slavic strongest local assets. This option we evaluated as the best.

How overgrown people subdivisions your movement?

When we arrived in Slavic, on the basis of a person we met 150-200. And they participated in the storming of the ATC with us. In the police department had a lot of weapons – a hundred rifles and pistols 100-150. People immediately armed. Part, however, pilfered.

The next day we took Kramators’k: I went there Cossack division – 30 people. And off we go. Then it all depended on the availability of weapons. The first months were a lot of volunteers, but we had nothing to arm. When the fighting began, the real blood flowed, the number of volunteers poumenshilos.

But still there were many. I reported figures by the end of May to Donetsk Republic enlisted 28,000 people. 28 thousand people actually waited weapons. If even half dismiss: criminal elements, random, even half – is 14 thousand people. If we had weapons, the situation has evolved quite differently than it has evolved. By the time of my departure from Donetsk to us under the gun and 10,000 were not. In Slavic brigade was on the list of about 9,000. But of them combatants, that is directly fighters, about 5000. Others – tylovikov, cooks, volunteers, supplies …

When you fought in Slavyansk, you were just a military or feel and a politician? People are turning to you, ask, “Who are you, shooter?”

Frankly, I’m not going to in any way that is not involved in politics, but even light. In Crimea, I also did a lot. Negotiations on the surrender of Staff Navy I started going there alone, and talked with all the staff. But the fact that I never lit up. Yes, somewhere in the photos some colonel. I’m not saying that in reserve or retired. To solve my tactical tasks was beneficial to me all considered valid. However, I never cried that I act. Simply said – Colonel. And they themselves think out. Well, that’s thought, some colonel. What I retiree knew a few people. And others thought they wanted. Neither the name, nor the name of my not know.

So I planned to behave in Slavyansk. Was going to find a charismatic leader and help as an advisor. The first time I did so. Therefore Ponomarev flashed all the time. He – People’s mayor. was very active. Was useful in its time. Then things went differently. And I have not found anyone who could move as a political leader.

And then just come to light up the team: come Denis Pushilin its fully support. Although I already burned all the bridges, no documents have been there all the fighters left the documents when crossing the border, but it is possible to cut off the retreat as such at all.

As soon as I without a mask, without “Balaklava” appeared on TV with Pushilin, first of all, everyone understood who the shooter. Although previously knew that really I command, interception has already been published, was my identikit, but then I saw firsthand. Immediately I figured, was taken to an apartment in Moscow. I did not consider this point: not even have time to notify relatives. Relatives I do in the course never introduced: that I, where, how. As a result, I have suffered the loss of a personal level because of this exposure, because I can not live with myself, to enjoy their own library. Not to mention how many survived my relatives who learned everything on TV, too. Throughout the war in Slavyansk I had a military dictatorship. And then I would not climb.

Do you think that your experience – a purely military, not a political one. You were the Minister of Defence, the brigade commander?

In Slavyansk was a battalion, brigade was not. The first Slavic volunteer battalion. It was a banner, standard. Prior to the release of the Slavic I actually did not carry out any effect on the Donetsk as defense minister. I gradually been building front. I really obeyed Brain, I sometimes put him problems. In marching against me he did not obey, but tactically. operational – obeyed. I saw his front line by line Lisicansk-Krasny Liman. Garrison Sloviansk obey, obey Kramators’k, Druzhkivka-Kostiantynivka. For a while I obeyed and Horlovks, Bezler because I helped him – sent a detachment to the cleaning of the city, without my squad, he would not have taken control.

I think everything that happened then in Slavic and Donetsk with you, one way or another connected with the restoration of the state. And you do not just involved in the restoration of the military organization, but also the state as a whole. That is, you had consciously or unconsciously political role, you stand at the origins of the establishment of the state.

At that moment I knew perfectly well that alone Donetsk and Lugansk fight against ukrov can not. Even more so – in the absence of its own military industry, effective government of the local. And I originally came from the fact that repeated Crimean option – Russia will enter. It was the best option. And people in this endeavor. Nobody was going to play for Luhansk and Donetsk republic. All were initially – for Russia. And the referendum was conducted for Russia, and went to war for Russia. People wanted to join Russia. Russian flags were everywhere. I was at the headquarters of the Russian flag and all. And we are perceived by the population under the Russian flag. We thought comes the Russian administration, the rear will be organized by Russia and will be another republic within Russia. And about some nation-building, I thought. And then, when I realized that Russia us to not take myself (I can associate with the host), for us, this decision was a shock.

It is not final.

We have nothing definitive, that’s the thing. War is six months, and we still do not know, “edyna” Ukraine without “edyna” Ukraine. What is more important to us: gas supply, or the Russian population in the Southeast?

Would like to see and then, and then. But it is impossible.

And if not, then after all, what is more important? Reported to me that day in Donetsk bombed. Every day send complete lists of hits: where horrible, where a projectile. That is, the day before, with two in the morning to five in the morning just carried the city. Spacing! One day, from early morning until late at night – ran down. A little more – and turn in Stalingrad. And we will haggle over a hundred for oil. And it turns out that in trade relations with Ukraine, we are working to help her survive and fight at the front.

Actually, if I were aimed to seize power in the DNI, I could grab, no problem. When I came from the Slavic Donetsk, everyone was waiting for, I grab power. But I had the task of defending the republic, not to seize power. I would love to go back. And I believe that everything is done right …

I think so too.

But the trigger war still hit me. If our party does not crossed the border, in the end everything would come to an end, as in Kharkov, as in Odessa. It would be several dozen killed, burnt arrested. And this would have ended. A flywheel is almost a war that still goes on, ran our unit. We mixed all the cards on the table. All of them! And from the very beginning, we began to fight in earnest: to destroy the subversive groups “pravosekov.” And I am personally responsible for what is happening there. For what is still shelled Donetsk – I am responsible. For the fact that the Slavic left, of course, I am responsible. And because he did not released, I also have a responsibility.

But, because “in the absence of a stamp, write a simple” – we create a movement that at least so humanitarian support militia.

To say that we provide them, you can not. But we really help. Half the army now dressed in winter clothes, which we put them. Our assistance goes to the troops. And to provide humanitarian assistance to the population is only capable of the Russian state. Only the state! From state reserves should be taken. With the money that is going to, we can help militia, families, wounded, but that is not all.

Looking back on your life, do not you think that all the fractures in your life, throws, war – is the result of some mysterious logic that lies not even in your nature, and destiny?

I am against any mysticism in this regard. Just think that in every situation we must do – does not always work, unfortunately – correct: “Do what you must, come what may.”

But the situation arise by chance or logical?

To the mess that was formed after the collapse of the Soviet Union, could be anything. In war you meet these people who have been and even more experienced. I was under the gun cameras. But there are a huge number of people who deserve much more. And passed more and more talented in many ways. I have fought the officer, who knows three languages ​​before Donetsk passed five wars. Absolutely unique destiny. But for some inaccuracies of these people are under a bushel. Maybe their time more will come. This mystic – a real accident.

But mysticism has its own field. It exists somewhere, somewhere realized. And realized not in the stars, and in human relations. You do not try on political caftan?

Very want me to try on the coat. But honestly – I chore never liked. I – scout trooper, as Denis Davydov. He was always bored by regular service. Though promoted to the rank of generals, best manifested itself as a partisan.

– Human breakthrough, always go to the island. The greatest successes that I do best – where he had to go first to break through, to engender, to start building. Next must come the other – to build. This – at first. And secondly, I do not possess the necessary skills. If you go into politics, I could show itself is a turning point. Routine me contraindicated. I myself get bored, lose interest. We now have a relatively stable situation. Our policy is based on the principle that smeared – welcome. There is a hook on you – so you can work with you. And now an honest man in politics has nothing to do. I hope that something will change. Still, the war, it makes a big difference.

In the history of the Russian military were unsuccessful politicians. For some reason they did not know how to write himself into politics, even when they were the military aristocracy. The unhappy fate of the Decembrists. Amazingly behaved military in the last days of the Romanov Empire …

There was just cheating.

Here’s military and engaged in politics – give power Guchkov, Shulgin. A Tukhachevsky? Failed to do anything. Zhukov was the host country, the power in his hands was absolute. He handed it to Khrushchev.

The military secretly laid the subjugation function.

Just do not have the Latin American …

Latin American military in the ground and are committed to each other’s overthrow. A world wars are not won.

And the Turkish military? No, there are other military traditions. Russian military ever really get the power, gave politicians who then with them and also dealt.

I’m not entirely military in the classical sense. The command of this kind to me rather casually. I – the secret services.

As the secret services, you have the chance to become a major politician.

Politics now – it’s manipulating elections. Lie on the screen, lie everywhere. Superior quality policy – to spin like a weathervane. I can not turn around like a weathervane, and do not want to be able to. I want to die an honest man. And I will not lie to any screen in any way. If I can not honestly say it is better to say nothing. I can work around any theme, nothing more. Lie directly, I will not. Categorically do not want to.

In today’s political system has no place for me, I understand it very well.

Maybe at this moment. But the story is changeable, especially Russian history. It has great dynamics. I feel the whole skin that time, these peace and truce completely illusory. The most expensive in humans – it’s reputation. You have a great reputation.

She is now trying to drown.

Do not pay attention. Flex that you hang, laughable. Maybe you will be the temptation to be magicians who want to enchant you. Wait until he blow pipe again.

Hope the rain.

Jericho pipe is always ready, do not worry.

The main thing is that the copper is not sounded.

Brass you are through, leaving Jericho. Strelkovs took his place in Russian history. He did what he could do. And that, dear Igor, a precious resource with you our historical reality.

Translated from Russian by: Przemysław Pawełczyk
Original: Zavtra

«Кто ты, «Стрелок»?»

Беседуют главный редактор газеты «Завтра» и бывший министр обороны Донецкой народной республики
strelok
Александр ПРОХАНОВ. Игорь Иванович, на днях я побывал в Новороссии. И, возвращаясь, начал считать, свидетелем какой войны являюсь. Оказывается, шестнадцатая. Начиная с Даманского, Джаланашколь, Афганистан… Донецк, Луганск — шестнадцатая кампания. И каждая из этих войн имеет даже не свой лик (а это как бы личность — каждая война). А это какая-то субстанция, которая имеет свою субъектность, свою судьбу, своё развитие, свою память. Вы ощущаете, что у войны есть какие-то черты, которые выходят за технологию войны? Как бы вы описали Донецкую войну в её фазах, этапах, переживаниях?

Игорь СТРЕЛКОВ. Это моя пятая война. Были две чеченские, Приднестровье и Босния. Хочу подчеркнуть её схожесть — сценарную схожесть — с боснийской войной. Начало боснийской войны очень похоже на то, что происходит в Новороссии. Когда распалась Югославия и начался парад суверенитетов республик Сербии, несколько регионов не захотели уходить в мусульманскую Хорватскую федерацию и подняли восстание. Эти республики боснийские мусульмане, хорваты подавляли вооружённой силой. И вот, тогда на помощь им пришла Югославская народная армия, но была остановлена под Сараево, под Вуковаром, под Дубровником. Остановились не потому, что встретили серьёзное сопротивление, а потому, что это могло вызвать прямое вмешательство НАТО.  Армия была выведена и оставила своё вооружение сербам. Сейчас ситуация очень похожая. И не дай Бог, чтобы она так же закончилась. Потому что когда ЮНА вышла, сербы не смогли  организоваться. Потом шла очень длительная, изматывающая война. А потом она быстро закончилась — хорваты разгромили всех по очереди.

Александр ПРОХАНОВ. Но там фактор насилия. Натовские войска и контингенты, начались бомбёжки… А эта война по фазам как развивалась? 

Игорь СТРЕЛКОВ. Поначалу никто воевать не хотел. Первые две недели проходили под флагом того, что обе стороны хотели убедить друг друга. Первые дни в Славянске и мы, и они крайне осторожно подходили к применению оружия. Первая стычка была с сотрудниками СБУ, которые попытались нас зачистить, но попали на засаду. Даже не совсем на засаду, а на встречное столкновение, к которому они оказались не готовы. Понесли потери и убрались. После этого наступило спокойствие. Украинская сторона начала выставлять блокпосты, в наших окрестностях появилась аэромобильная 25-я бригада. Но она не рвалась воевать. Нам удалось разоружить сначала разведвзвод, потом колонну. Это было именно разоружение — под стволами автоматов, под угрозой сожжения техники они не решились вступать в бой и были нами разоружены.

Но всё равно долгое время мы не трогали их блокпосты, и они не проявляли агрессии. Это первые шаги.

Затем “Правый сектор” начал забрасывать к нам диверсионные группы — начались перестрелки. Ещё Нацгвардии не было — только “Правый сектор”.  Украинская сторона очень осторожно себя вела, шаг за шагом прощупывала, как себя поведёт Россия. Первый месяц не было обстрелов города. Первый обстрел Славянска — в конце мая. До того они обстреливали сёла, но сам Славянск не трогали. Но по мере того как они понимали, что Россия не отреагирует, обстрелы становились всё более сильными, действия бронетехники и авиации — всё более массированными. В начале июня они окончательно уверились, что Россия напрямую не вмешается, и пустились во все тяжкие. Первая массированная атака на Славянск была второго мая. Следующую — с применением всех сил и средств вооружения — бронетехники и танков — они провели 3 июня. Между этими атаками были бои, локальные стычки.

Июнь, июль были самыми тяжёлыми. Если в апреле-мае всё шло по восходящей, то есть расширялась территория восстания, мы постепенно ставили под контроль населённые пункты Донецкой республики, распространяли движение, то в июне мы начали отступать. Нас со всех сторон стали поджимать, силы противника колоссально превосходили по всем параметрам. И у противника стала появляться мотивация к боевым действиям. Начала срабатывать пропаганда. И чем дальше, тем больше эта мотивация увеличивалась.

Батальоны нацгвардии стали прибывать на поле боя. Они изначально были мотивированы: рассматривали противника, то есть нас, как московских наёмников. Они были уверены. что мы все присланы из России. А то, что у нас в Славянске 90% были местные, донбассовцы, не хотели даже верить.

В июне-июле, когда помощи было крайне мало, противник подогнал огромные силы. Вообще несопоставимо было нарастание сил. Например, к нам за это время пришло 40 добровольцев, а к противнику пришло 80 машин. Что в них — другой вопрос. Но в каждой машине — минимум по человеку.

В август — на пике кризиса — мы сражались в условиях почти агонии. Просто лихорадочно латали дыры, затыкали какие-то прорывы.  Мы находились в полном оперативном окружении. И не могли его прорвать. К тому же нас уже начали, как классический котёл, резать на более мелкие котлы. Постепенно отрезали Горловку…

Александр ПРОХАНОВ. Вы говорите о фазе, когда ушли из Славянска в Донецк?

Игорь СТРЕЛКОВ. Да. В той фазе тоже было две части. Когда мы вышли из Славянска в Донецк, это была фаза полной растерянности украинской стороны. У них был полностью прописан сценарий, а мы не вписались, перемешали им всё. И подозрительно гладко всё складывалось у них по этому сценарию. Очень подозрительно.

Что касается ситуации со Славянском…. После того как украинская сторона прорвала фронт под Ямполем, мы уже висели на волоске, заткнуть дыру между мной и Мозговым было невозможно, для этого не хватало сил — как минимум нужна была бригада. А у нас не было резерва.

И когда они взяли Николаевку, у нас не осталось никаких шансов. Был бы шанс, если бы нам массово поставили технику, вооружение. У меня было три танка, один из них был абсолютно неисправен, он не сделал ни одного выстрела. Лишь два танка были боеспособны. С их помощью мы разгромили один блокпост. Но сразу после разгрома этого блокпоста противник на всех блокпостах поставил по четыре танка. В Славянске у укров было семь блоков, и на каждом — по четыре танка. Любой блок укров по технической вооружённости и по численности был сильнее всего славянского гарнизона. На конец осады у меня было 9 бронеединиц, включая эти два танка, а у противника на каждом блоке — по семь-восемь единиц, включая четыре танка. И у меня была альтернатива: или сесть в полную осаду без снабжения, или выходить. До этого снабжение по полевым дорогам проходило. А когда противник взял Николаевку, у нас осталась одна полевая дорога, но они и её перерезали: если мы ночью прорывались по этой дороге, то уже днём у них был пост.

Итак, варианты. Садиться в осаду. Боеприпасов к стрелковому оружию на хорошие бои у меня бы хватило на двое суток. На средней интенсивности — на неделю. А после боёв под Николаевкой у меня осталось на 8 миномётов 57 мин — меньше, чем по 10 мин на миномёт. Не хватало и всего остального: на тяжёлое вооружение не хватало боеприпасов, хуже всего было с противотанковым вооружением. Бои были серьёзные, израсходовали много, а пополнения не поступало. Это всё было 5 июля. “Отпускники” пришли через 40 суток. Мы бы до их прихода никак не продержались. У нас бы и продовольствия не хватило. А самое главное — украинская армия не шла на контактные бои. Когда мы сами навязывали контактный бой, то у них были потери. А они со времён Ямполя предприняли тактику: выдвигаясь от рубежа к рубежу, бросали вперёд только бронетехнику без пехоты. Перед бронетехникой шёл огневой вал. Если бронетехника наталкивалась на сопротивление, она отходила. Снова огневой вал. Потом снова бронетехника. Опять огневой вал — и опять техника.

В результате Николаевку они начали методично разрушать. Наносили удары “ураганами”, “градами”, тяжёлой артиллерией. Никто не ожидал такого массивного обстрела. Некоторые пятиэтажки в городе попросту сложились. Действительные потери мирного населения мы даже не знаем — они огромны.

После этого противник просто обошёл Николаевку, и мне пришлось вывести остатки гарнизона. Ясно было, что то же самое повторится в Славянске — уже без всякой жалости его громили. Но я им ответить не мог, потому что снарядов не было. Они бы нас огородили колючей проволокой, обложили минами, как они сделали с другими, взяв их в кольцо. И ждали бы, когда мы или с голоду сдохнем, или полезем на прорыв. А прорыв в таких условиях сопровождался бы огромными потерями, и неизвестно, удался бы или нет. А ведь в Славянске было ядро нашей бригады — полторы тысячи человек, из них больше тысячи — бойцов. В Краматорске было около 400 бойцов, в Константиновке чуть больше сотни, в Дружковке пятьдесят, на других направлениях небольшие гарнизоны по 20-30-50 человек. И я знал, что извне ко мне никто не прорвётся. Ни “Оплот”, ни “Восток” мне не подчинялись. У Безлера, который в Горловке базировался, на тот момент было около 350-400 человек. Если я не мог разорвать кольцо со своими полутора тысячами, то уж он-то тем более не смог бы. Получалось: если я останусь в осаде, то через какое-то время укры обложат меня, после этого начнут брать населённый пункт за пунктом. Что, собственно, и началось: я и выйти не успел, уже Артёмовск захватили, где у них свой человек был. И за один день полностью зачистили Артёмовск.

В момент, когда выходили из Славянска, уже намечалось второе окружение с отсечением полностью Краматорска, Дружковки, Константиновки. Это к слову о том, почему я, выйдя из Славянска, не стал обороняться в Краматорске: там тоже не было боеприпасов.

Учитывая глубокий прорыв противника к Артёмовску (он уже вышел к Горловке практически, в нашем глубоком тылу находился), цепляться за Краматорск не имело смысла. Выиграли бы мы ещё трое-четверо суток, но в результате всё равно выходили бы. Любой прорыв, тем более — неорганизованный, сопровождается потерями.

Несмотря на то, что из Славянска мы выходили очень организованно, у нас вся бронегруппа погибла. Трагическая случайность.  Они должны были вместе с артиллерией, отвлекать на себя внимание огнём с места — с окраины Славянска. Потом, пропустив мимо себя все автомобильные колонны, уйти последней — замыкающей колонной. Но тут сработал человеческий фактор, и бронегруппа пошла на прямой прорыв.

Чтобы не создавать толкучку, у нас все были разделены на шесть колонн. Каждая колонна должна была выходить с интервалом в полчаса. Я совершил серьёзную ошибку, что вышел со второй колонной, а не остался до конца. У меня были свои резоны: в Краматорске я сразу развернул штаб. Но надо было, конечно, выходить последним.

Этого не случилось бы, если бы я сам присутствовал на месте. А так можно в мой адрес сказать, что смалодушничал, поторопился выскочить.

Вообще наши потери могли быть намного больше. Но украинская сторона ночью воевать никогда не любила, поэтому артиллерию мы вывели полностью, а также 90% пехотных подразделений и тыловых.

У нас в строю находилось 11 миномётов и две “Ноны” были на ходу. Знаменитую “Нону” пришлось оставить, потому что она, хотя укры её ни разу не подбили, вся в осколках была. Из-за износа у неё вышла ходовая часть. Её всё время таскали туда-сюда, под конец и пушка вышла у неё из строя. Как шутили бойцы украинских подразделений, которые к нам перешли, она за всю жизнь столько не стреляла, сколько в Славянске.

Так вот —  бронегруппа  пошла напрямую, и её всю сожгли. Перегородили дорогу. Первый танк подорвался на минах, второй попытался объехать — свалился в овраг. А остальных расстреливали гранатомётами. Некоторые люди уцелели — выскочили, прорвались.

Если бы хотя бы техника вышла — можно было бы как-то действовать, но вся броня сгорела. В Краматорске у меня было три БМП и два БТР. Это слишком мало — против нас выступали две батальонные механизированные тактические группы и танковый батальон.

И если мы могли действовать в застройке, то противостоять противнику на открытой местности не могли.

В Ямполе наш укрепрайон прорвали за один день, несмотря на то, что мы там вкопались, были огневые точки, блиндажи. У нас нехватка противотанкового вооружения — не было ни одной противотанковой пушки. Будь тогда хоть одна противотанковая пушка, хоть одна “Рапира”, не прорвали бы они нашу оборону, несмотря на всю артподготовку. Но с одними “безоткатками” мы не могли воевать. Я понимал, что принимать бой на открытой местности — только терять людей.

Александр ПРОХАНОВ. Вы сказали, что для противника ваш выход из Славянска был совершенно неожиданным.

Игорь СТРЕЛКОВ. Да, он их обескуражил. Ведь у меня был приказ категорический — не сдавать Славянск. А когда я сообщил о том, что намерен выйти, мне несколько раз повторили приказ не выходить, оборонять Славянск до последнего. “Вас обязательно деблокируют, обороняйте Славянск”. Спрашиваю: “Чем поможете?” Молчание. А у меня — тысяча человек и тысячи членов их семей. Положить их я права не имел. Поэтому я принял решение на прорыв.

Вот ещё какой момент. Когда я был в Крыму во время крымских событий, посетил 35-ю батарею. Мощнейшее впечатление на меня произвело. Чалый — просто молодец, он восстановил практически всё своими силами. Не меньшее впечатление произвело и то, что все командиры украинской севастопольской обороны: все адмиралы, генералы, лётчики — сбежали .Оставили за себя командиров полков, батальонов. Те гибли вместе с солдатами. И когда я был в Славянске, решил: либо я не выйду совсем, либо я выйду со всем гарнизоном. Я принял решение выйти и считаю его правильным.

Глубоко уверен, что если бы мы не вышли из Славянска, потом не удержали бы и Донецк. Когда мы вошли в Донецк — всё там было замечательно. Сидел киевский мэр, УВД по-прежнему подчинялось Киеву — двоевластие классическое. Город совершенно не был подготовлен к обороне. Блокпосты оборудованы плохо, дороги не перекрыты, можно были зайти как угодно. И сил там было крайне мало, они были раздроблены, разбросаны, никто никому не подчинялся: отдельно была Русская православная армия, отдельно — батальон “Восток”, отдельно — “Оплот”. Каждый отряд оборонял свой район, единого управления не было.

Проблема была даже не в этом, а в том, что с юга Донецк был почти охвачен, противник занял Амвросиевку. В принципе он уже отрезал нас от границы. ДНР была полностью под контролем противника. И большая часть ЛНР была под контролем противника. Действовал единственный пункт — Изварино, куда отошла одна из моих рот из Краматорска, и они значительно усилили там оборону.

И просто бы Донецк в итоге отсекли вообще от Шахтёрска, от агломерации Тараевский-Шахтёрск-Антрацит. На том участке было лишь несколько не очень мощных блокпостов на дороге и Саур-Могиле. А между ними были огромные дыры, куда можно было войти. Иловайск был пустой — не было гарнизона. В Оспино не было ни гарнизона, ни блокпостов.

Прибыв в Донецк, я в городе оставил только штаб, комендантскую роту. Один батальон  перебросил в Петровский район — это юго-западная оконечность, которая была пустая. Остальные силы, и Краматорска, и Славянска, были сведены в бригаду, разбиты на три батальона и разведбат. Они сразу были брошены на Иловайск, Оспино. И я сформировал линию фронта.

Александр ПРОХАНОВ. Из своих частей?

Игорь СТРЕЛКОВ. Именно из своих частей. Потому что “Восток” мне не подчинялся. На личных контактах, с ними удавалось наладить взаимодействие. Они обороняли район Ясиноватой, район Авдеевки, Песков, Карловку. На Карловке сборная солянка была: сначала там были люди Безлера. Потом они ушли, мне пришлось туда посылать своих. Потом я приказал отходить, прорываться оттуда, потому что их отрезали от нас, не было смысла в окружении две роты терять.

Если бы мы не сформировали этот южный фас, думаю, что всё бы закончилось очень быстро. Если бы мы остались в Славянске, то через неделю, максимум через две, Донецк бы пал. А выйдя, мы сорок суток держали Донецк до прихода “отпускников”. Хотя последние дни были просто отчаянные. Когда мы вышли из Донецка, то пробили коридоры на Россию в районе Марьинки, Кожевино, Бровки. Одновременно пробили себе коридоры для снабжения и отсекли в Яково всю группировку противника.

Мы коридор продержали с очень большими потерями, погиб цвет Третьего штурмового батальона в этих боях. Когда мы пробивали коридор, в боях под Марьинкой потеряли убитыми и ранеными 120 человек за двое суток — в основном от артиллерийского огня, от авиаударов. Убитых было более 30. Для меня это гигантские потери.

И на момент прорыва “отпускников” у меня батальон КЭПа был рассечён на две части: часть оборонялась в Снежном, а часть, вместе с разведбатом, оказалась прижатой к границе, отрезана.

К тому же мне постоянно приходилось снимать роты с Донецка, бросать на другие участки. К примеру, сначала мне роту шахтёров и противотанковый взвод пришлось бросить в Дебальцево. Потом то же самое пришлось делать с Красным Лучом. Потом начались бои под Иловайском. На момент прорыва нас настолько растащили, что у меня и военная полиция в бой пошла — в Шахтёрске воевала. В Донецке из нашей Славянской бригады остался практически только один батальон из двух рот, который прикрывал Петровский район. Батальон Каменска тоже почти весь ушёл из Донецка. И остались тылы: снабжение, комендантская рота, которая в основном состояла из стариков и необученных, боевая ценность которых могла быть только в городе в уличных боях, а не в активных боевых действиях.

Какие-то резервы были у “Оплота” и “Востока”, но “Оплот” мне подчинялся частично, “Восток” вообще не подчинялся. Меня упрекают, что я не навёл там порядок. Но у меня был простой выбор, когда я из Славянска зашёл: либо срочно формировать фронт против противника, либо устраивать переворот. Но Донецк на тот момент был совершенно мирный город. Народ загорал, купался, спортсмены тренировались, люди в кафе пили кофе. Как в Москве летом, так и в Донецке было. И меня бы никто не понял. Хотя мои солдаты рвались всех этих тыловых арестовать, разогнать. Но я понимал: стоит развернуть гражданскую войну — тут-то нас всех и хлопнут! Я решил, что худой мир лучше доброй войны, и сознательно ушёл от этого.

Александр ПРОХАНОВ. Были в этой критической обстановке намерения и из Донецка уйти, силы-то неравные были опять?

Игорь СТРЕЛКОВ. Меня же обвиняют, что я хотел оставить Донецк. Рассказываю честно: в какой-то момент я перестал верить, что помощь из России вообще придёт. Просто перестал верить! И никто не мог мне это гарантировать.

Критический момент для меня, как командира, был во время прорыва в Шахтёрске. Когда они выбили нас из Дебальцево, и просто усиленная колонна 25-й бригады украинской пошла на Шахтёрск, вошла в город. Когда они заняли Дебальцево, я уже понял, что следующий рывок сделают на Шахтёрск. Я снял с фронта, то есть выделил из других батальонов, две роты. И они уже стояли на погрузке. И в момент, когда противник вошёл в Шахтёрск, одна моя рота двигалась туда, а другая была на погрузке двигаться туда. Соответственно, сразу после этого я снял ещё две роты, потом ещё одну, отправил туда бронегруппу “Оплота”, то есть создал группировку. При этом обнажал я именно Донецк. Потому что был уверен: если противник и сунется в Донецк, то тут на улицах мы как-нибудь его задержим, а сдать Шахтёрск — означало полностью всё потерять.

Поскольку у нас была полупартизанская армия, грузились мы долго. Передвигались тоже долго. У всех ополченцев — семьи, они из Славянска вывезены были. И мы лишь частично успели упредить их. Одна рота всё-таки вошла в Шахтёрск и не дала его занять. Но укры перерезали дорогу между Шахтёрском и Торезом. Потом их с этой дороги с трудом выбивали.

Бои были целую неделю, командовал Царь — Кононов. Поэтому я и поддержал его кандидатуру на пост министра обороны — как командир батальона он показал себя очень хорошо. У него был усиленный батальон. Четыре Славянских роты, моя рота военной полиции, бронегруппа “Оплота”, батареи… Всем этим он нормально маневрировал. Выбил 25-ю бригаду, разгромил её с достаточно небольшими потерями со своей стороны.

В момент, когда противник перерезал дорогу между Шахтёрском и Терезом, у меня наступил психологический кризис, я начал думать о том, что делать, подумывал переносить штаб в Шахтёрск или Снежное и готовить эвакуацию Донецка. Потому что понимал: если помощи не будет, то надо хотя бы спасти людей.

Александр ПРОХАНОВ. Вы не должны этот момент характеризовать как психологический перелом. Я внимательно следил за процессами, за динамикой ваших выступлений и, может быть, за динамикой вашей судьбы. И считаю, что вы всё делали правильно. Всё делали правильно! Исходя из реальных соотношений сил, иначе вы не могли поступать. С другой стороны, всё, что вы делали, — это мессианский подвиг. 

Игорь СТРЕЛКОВ. Почему говорю, что перелом был? Потому что в тот момент я приказал готовить штаб к свёртыванию, всем штабникам грузиться. Люди не обсуждали мои приказы, потому что мне верили. И сам я выехал в Шахтёрск вперёд. Но в этот момент дорога была перерезана. Я целый день там пробыл, поговорил с бойцами, посмотрел. В течение дня я практически бригадой Шахтерской  не управлял, видел, что Царь нормально справляется и вмешиваться в действия командира не хотел. К вечеру, пообщавшись с людьми, я принял решение не оставлять Донецк, хотя до этого планировал не Донецк сначала оставить, а Горловку. И за счёт горловского гарнизона прикрыть северный фас Донецка и линию на Шахтёрск. Потому что у нас там образовалась огромная, ничем не прикрытая дыра. Но тут ещё сыграло роль то, что в Горловке стоял Боцман, и он отстоял Горловку. Боцман поступил абсолютно правильно: он моему приказу готовить эвакуацию не подчинился. А на следующий день этот приказ отменился сам собой. Я понял: в той ситуации, что сложилась, мы не сможем организованно вывести войска ни из Донецка, ни из Горловки. Нам отрезали последнюю дорогу, а полевые дороги очень неудобные. Я воочию представил эвакуацию Донецка и Горловки — колонны беженцев, расстреливаемые на дорогах со всех сторон. Понял, что лучше принять бой в Донецке, чем все эти прорывы. Вечером я вернулся в Донецк и уже, несмотря на всю тяжесть ситуации, не планировал ни переноса штаба, ничего.

Это я ответил на вопрос, был ли план сдачи Донецка. Был план не сдачи Донецка, а намерение как вариант оставление Донецка с целью вывода и спасения людей, сил и  средств.

Александр ПРОХАНОВ. Выравнивание фронта и бросок на Мариуполь — это всё только “отпускники” делали, или ополченцы тоже участвовали?

Игорь СТРЕЛКОВ. Отдельные подразделения ополчения были им подчинены. Но в основном на Мариуполь наступали “отпускники”. Когда они ушли, зыбкая осталась и линия фронта, и возможности.

Во-первых, Мариуполь был пустой, там двое суток не было украинских военных, можно было взять без боя. Но был приказ не занимать. Не просто приказ остановиться, а приказ ни в коем случае не занимать. Так же Волноваху можно было занять.

Почему я и говорю, что события похожи на события в Крайне: там Югославская народная армия остановилась буквально за шаг до решающей победы.

Александр ПРОХАНОВ. Игорь Иванович, а как вы вообще в эту войну спикировали? 

Игорь СТРЕЛКОВ. Я был советником у Аксёнова в Крыму. Он человек огромной харизмы, умный, грамотный, здравомыслящий, талантливый. Я командовал единственным подразделением крымского ополчения: рота специального назначения, которая выполняла боевые задачи. Но после боя за картографическую часть, когда двое погибло (а я этим боем командовал), рота была расформирована, люди разъезжались.

Когда произошли события в Крыму, было понятно, что одним Крымом дело не закончится. Крым в составе Новороссии — это колоссальное приобретение, бриллиант в короне Российской империи. А один Крым, отрезанный перешейками враждебным государством — не то.

Когда украинская власть распадалась на глазах, в Крым постоянно прибывали делегаты из областей Новороссии, которые хотели повторить у себя то, что было в Крыму. Было ясное желание у всех продолжить процесс. Делегаты планировали у себя восстания и просили помощи. Аксёнов, поскольку на него такой груз свалился, он по 20 часов в сутки работал, попросил меня заниматься северными территориями. И он сделал меня советником по данному вопросу. Я стал работать со всеми делегатами: из Одессы, из Николаева, из Харькова, Луганска, Донецка. У всех была полная уверенность, что если восстание разовьётся, то Россия придёт на помощь. Поэтому я собрал неразъехавшихся бойцов роты, набрал добровольцев. Собралось 52 человека.

На Славянск вышли совершенно случайно. Нам нужен был средний город. 52 человека — это сила в более-менее небольшом населённом пункте. И мне сказали, что в Славянске наиболее сильный местный актив. Этот вариант мы оценили как оптимальный.

Александр ПРОХАНОВ. Как обрастало людьми, подразделениями ваше движение?

Игорь СТРЕЛКОВ. Когда мы приехали в Славянск, на базе нас встречало человек 150-200. И они участвовали в штурме УВД с нами. В УВД было достаточно много оружия — под сотню автоматов и 100-150 пистолетов. Люди сразу вооружились. Часть, правда, растащили.

На следующий день мы заняли Краматорск: я отправил туда казачье подразделение — 30 человек. И пошло-поехало. Дальше всё зависело только от наличия оружия. Первые месяцы добровольцев было много, но нам нечем было вооружать. Когда начались боевые действия, полилась реальная кровь, число добровольцев поуменьшилось.

Но всё равно их было немало. Мне докладывали цифры: к концу мая по Донецкой республике записалось добровольцев 28 тысяч человек. 28 тысяч человек реально ждали оружия. Если даже половину отмести: криминальные элементы, случайные, то даже половина — это 14 тысяч человек. Если бы у нас было оружие, то ситуация развивалась совсем иначе, чем она развивалась. К моменту моего отбытия из Донецка у нас под ружьём и 10 тысяч не было. В Славянской бригаде по спискам было около 9 тысяч. Но из них комбатантов, то есть непосредственно бойцов, около 5 тысяч. Остальные — тыловики, повара, волонтёры, снабжение…

Александр ПРОХАНОВ. Когда вы воевали в Славянске, вы были только военным или чувствовали себя и политиком? Люди, обращаясь к вам, спрашивают: “Кто ты, Стрелок?”

Игорь СТРЕЛКОВ. Честно говоря, я не собирался ни в коей мере не то что заниматься политикой, но даже светиться. В Крыму я тоже многое сделал. Переговоры по сдаче штаба флота я начинал, ходил туда в одиночку, беседовал со всем штабом. Но факт в том, что я нигде не засветился. Да, где-то на фотографиях какой-то полковник. Я же не говорил, что в запасе или отставной. Для решения моих тактических задач было выгодно, чтобы меня все считали действующим. При этом я нигде не кричал, что я действующий. Просто говорил — полковник. А сами додумывайте. Ну, вот и думали: какой-то полковник. То, что я отставник, знали несколько человек. А остальные думали, что хотели. Ни фамилии, ни имени моего не знали.

Так же я планировал вести себя и в Славянске. Собирался найти харизматического лидера и оказать помощь  как советник. Первое время я так и поступал. Поэтому Пономарёв всё время мелькал. Он — народный мэр. был очень активным. Был полезен в своё время. Потом всё пошло иначе. И я не нашёл никого, кого можно было бы двигать в качестве политического лидера.

А потом просто пришла команда засветиться: приедет Денис Пушилин, его полностью поддержать. Хотя я и так все мосты сжёг, без документов там был, все бойцы оставили документы при переходе границы, но это отрезало возможности для отступления как такового вообще.

Как только я без маски, без “балаклавы” выступил по телевизору с Пушилиным, во-первых, все поняли, кто такой Стрелок. Хотя и до этого знали, что реально я командую, перехват уже был опубликован, был мой фоторобот, но тут увидели меня воочию. Тут же меня вычислили, повезли на квартиру в Москве. Я этот момент не учитывал: и не успел даже родственников предупредить. Родственников я вообще в курс никогда не вводил: что я, где, как. В результате я понёс потери в личном плане из-за этой засветки, потому что не могу жить у себя, пользоваться своей библиотекой. Не говоря о том, сколько пережили мои родственники, которые обо всём узнали тоже по телевизору. Всю войну в Славянске у меня была военная диктатура. А дальше я не лез.

Александр ПРОХАНОВ. Вы считаете, что ваш опыт — чисто военный, не политический. Вы были министром обороны, командиром бригады?

Игорь СТРЕЛКОВ. В Славянске был батальон, бригады не было. Первый славянский добровольческий батальон. Было знамя, штандарт. До выхода из Славянска я фактически не осуществлял никакого влияния на Донецк в качестве министра обороны. Я постепенно выстраивал фронт. Реально мне подчинился Мозговой, я ему иногда ставил задачи. В строевом отношении он мне не подчинялся, но в тактическом. оперативном — подчинялся. Я рассматривал свою линию фронта по линии Лисичанск—Красный Лиман. Гарнизон Славянск подчинялся, Краматорск подчинялся, Дружковка—Константиновка. Какое-то время мне подчинялась и Горловка, Безлер, потому что я помог ему, — послал отряд на зачистку города, без моего отряда он бы его не взял под контроль.

Александр ПРОХАНОВ. Мне кажется, всё, что произошло тогда в Славянске и Донецке с вами, так или иначе связано с восстановлением государства. И вы участвовали не просто в восстановлении военной организации, но и государства в целом. То есть у вас была сознательно или бессознательно политическая роль, вы стоите у истоков установления государства.

Игорь СТРЕЛКОВ. В тот момент я отлично понимал, что наедине Донецк и Луганск биться против укров не смогут. Тем более — при отсутствии собственной военной промышленности, дееспособного правительства из местных. А изначально я исходил из того, что повторится крымский вариант — Россия войдёт. Это был самый лучший вариант. И население к этому стремилось. Никто не собирался выступать за Луганскую и Донецкую республики. Все изначально были — за Россию. И референдум проводили за Россию, и воевать шли за Россию. Люди хотели присоединения к России. Российские флаги были везде. У меня на штабе был российский флаг и у всех. И население нас воспринимало под российскими флагами. Мы думали: придёт российская администрация, тыл будет организован Россией и будет ещё одна республика в составе России. И о каком-то государственном строительстве я не думал. А потом, когда понял, что Россия нас к себе не возьмёт (я себя ассоциировал с ополчением), для нас это решение было шоком.

Александр ПРОХАНОВ. Оно не окончательное.

Игорь СТРЕЛКОВ. У нас ничего нет окончательного, в том-то и дело. Война идёт полгода, а мы до сих пор не знаем: “едына” Украина, не “едына” Украина. Что для нас важнее: газовые поставки или русское население на Юго-Востоке?

Александр ПРОХАНОВ. Хотелось бы, чтобы и то, и то. Но не получается.

Игорь СТРЕЛКОВ. А если не получается, то всё-таки, что важнее? Мне докладывают, что ежедневно в Донецке бомбят. Каждый день присылают полные списки попаданий: куда что попало, где какой снаряд. Вот, накануне, с двух ночи до пяти утра разносили город просто. Разносили! В один из дней с раннего утра до позднего вечера — разносили. Ещё немного — и превратят в Сталинград. А мы будем торговаться по сотне за нефть. И получается, что в торговом отношении мы с Украиной сотрудничаем, помогая ей выжить, а на фронте воюем.

Вообще, если бы я был нацелен захватить власть в ДНР, я бы смог захватить, никаких проблем. Когда я приехал из Славянска в Донецк, все ждали, что я захвачу власть. Но у меня была задача защитить республику, а не захватить власть.  Я бы с удовольствием туда вернулся.  И я считаю, что всё делал правильно…

Александр ПРОХАНОВ. Я тоже так считаю.

Игорь СТРЕЛКОВ. Но спусковой крючок войны всё-таки нажал я. Если бы наш отряд не перешёл границу, в итоге всё бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идёт, запустил наш отряд. Мы смешали все карты на столе. Все! И с самого начала мы начали воевать всерьёз: уничтожать диверсионные группы “правосеков”. И я несу личную ответственность за то, что там происходит. За то, что до сих пор Донецк обстреливается, — я несу ответственность. За то, что Славянск оставлен, конечно, я несу ответственность. И за то, что он не освобождён, я тоже несу ответственность.

Но, поскольку “за неимением гербовой, пишем на простой”, — мы создаём движение, чтобы хотя бы так, гуманитарно оказывать поддержку ополчению.

Сказать, что мы их обеспечиваем, нельзя. Но мы помогаем реально. Половина армии одета сейчас в зимнюю одежду, которую мы им поставили. Наша помощь идёт в войска.  А обеспечить гуманитарной помощью население способно только российское государство. Только государство! Из госрезервов надо брать. На те деньги, что собираем, мы можем помочь ополчению, семьям, раненым, но и то далеко не всем.

Александр ПРОХАНОВ. Оглядываясь на свою жизнь, не думаете ли вы, что все переломы в вашей жизни, броски, войны — это результат какой-то таинственной логики, которая заложена даже не в вашу натуру, а в судьбу?

Игорь СТРЕЛКОВ. Я против любой мистики в этом отношении. Просто считаю, что в каждой ситуации надо поступать —  не всегда получается, к сожалению, — правильно: “Делай, что должно, и будь, что будет”.

Александр ПРОХАНОВ. Но сами ситуации возникают случайно или логично?

Игорь СТРЕЛКОВ. В той каше, что образовалась после распада Советского Союза, может быть всё что угодно. На войне встречаешь таких людей, которые ещё больше прошли и испытали. Я оказался под прицелом камер. Но встречал огромное количество людей, которые этого заслуживают намного больше. И прошедших больше, и более талантливых во многом. У меня воевал офицер, который знает три языка, ещё до Донецка прошёл пять войн. Совершенно уникальной судьбы. Но по каким-то несовпадениям эти люди находятся под спудом. Может быть, их час ещё настанет. Эта мистика — реальная случайность.

Александр ПРОХАНОВ. Но у мистики есть своё поле. Она где-то существует, где-то реализуется. И реализуется не среди звёзд, а в человеческих взаимоотношениях. Вы не примеряете на себя политический кафтан?

Игорь СТРЕЛКОВ. Очень хотят на меня этот кафтан примерить. Но честно — мне рутинная работа никогда не нравилась. Я — разведчик, кавалерист, как Денис Давыдов. Он всегда тяготился регулярной службой. Хоть дослужился до генеральских чинов, лучше всего проявлял себя как партизан.

Я — человек прорыва, всегда иду на острие. Самые большие успехи, что у меня лучше всего получалось, — там, где надо было идти первым, проломить, зародить, начать строить. Дальше должны приходить другие — строить. Это — во-первых. А во-вторых, я не обладаю необходимыми навыками. Если идти в политику, то я мог бы себя проявить именно в переломные моменты. Рутина мне противопоказана. Я и сам заскучаю, потеряю интерес. Сейчас у нас относительно стабильная ситуация. У нас политика построена по принципу: замазался — добро пожаловать. Есть на тебя крючок — значит, можно с тобой работать. А честному человеку сейчас в политике делать нечего. Надеюсь, что-то изменится. Всё-таки война, она многое меняет.

Александр ПРОХАНОВ. В русской истории военные были неудачными политиками. Они почему-то не умели вписать себя в политику, даже когда были военными аристократами. Несчастная судьба декабристов. Поразительно вели себя военные в последние дни романовской империи…

Игорь СТРЕЛКОВ. Там была просто измена.

Александр ПРОХАНОВ. Вот военные так и занимались политикой — отдали власть Гучкову, Шульгину. А Тухачевский? Не сумел ничего сделать. Жуков был хозяин страны, власть в его руках была абсолютная. Он передал её Хрущёву.

Игорь СТРЕЛКОВ. У военного подспудно заложена функции подчинения.

Александр ПРОХАНОВ. Только не у латиноамериканского…

Игорь СТРЕЛКОВ. Латиноамериканские военные в основном и занимаются тем, что друг друга свергают. А мировых войн они не выигрывали.

Александр ПРОХАНОВ. А у турецких военных? Нет, там другие военные традиции. Русские военные всегда, реально получив власть, отдавали политикам, которые потом с ними же и расправлялись.

Игорь СТРЕЛКОВ. Я не совсем военный в классическом смысле. Командование такого рода для меня скорее случайно. Я — спецслужбист.

Александр ПРОХАНОВ. Как спецслужбист, вы имеете шанс стать крупным политиком. 

Игорь СТРЕЛКОВ. Политика сейчас — это манипулирование выборами. Ложь с экрана, ложь везде. Главное качество политика — вертеться, как флюгер. Я не умею вертеться, как флюгер, и не желаю уметь. Я хочу умереть честным человеком. И лгать не буду ни с экрана, никак. Если я не могу сказать честно, то лучше ничего не скажу. Я могу обойти какие-то темы, не более того. Лгать напрямую я не буду. Категорически не хочу.

В современном политическом устройстве для меня места нет, я это прекрасно понимаю.

Александр ПРОХАНОВ. Может, в настоящий момент нет. Но история переменчива, особенно русская история. В ней заложена огромная динамика. Я всей кожей чувствую, что временны, эти тишина и перемирие абсолютно иллюзорны. Самое дорогое у человека — это репутация. У вас огромная репутация.

Игорь СТРЕЛКОВ. Её сейчас пытаются утопить.

Александр ПРОХАНОВ. Не обращайте внимания. Шлейф, что на  вас навешивают, смехотворен. Может быть, у вас будут искушения, будут чародеи, которые захотят вас очаровать. Ждите, когда труба опять затрубит.

Игорь СТРЕЛКОВ. Надеюсь, что дождусь.

Александр ПРОХАНОВ. Иерихонские трубы всегда наготове, не волнуйтесь.

Игорь СТРЕЛКОВ. Главное, чтобы медные не зазвучали.

Александр ПРОХАНОВ. Медные вы уже прошли, остались иерихонские. Стрелков занял своё место в русской истории. Он совершил то, что мог совершить. И это, дорогой Игорь Иванович, драгоценный ресурс нашей с вами исторической реальности.

(Завтра)

КАДАРСКАЯ ЗОНА (Специальные корреспонденты “Завтра” ведут репортаж из Дагестана)

“Вертушка” нырнула в просвет между горами и села на раскисшее от дождей картофельное поле. Не успели колеса старенького Ми-8 коснуться земли, как в салон запрыгнул здоровый, увешанный оружием мужик. Следом за ним в вертолет втянули два дрожащих человеческих тела, прячущих окровавленные, коротко стриженные головы в воротники рваных телогреек. Спецназ внутренних войск только что захватил этих ваххабитских боевиков, решивших спасти свои жизни и пытавшихся просочиться через кольцо окружающих долину федеральных войск. Пленники падают на колени, прижимаются лбами к полу, как мусульмане на молитве, дрожат от страха, а вертолет тут же взмывает в воздух. Через несколько минут один из неудачливых “борцов за исламские джамааты” пытается приподнять голову, но на шею ему опускается тяжелый ботинок бортстрелка.
Вскоре мы приземляется на очередное картофельное поле, земля которого взбита гусеницами и колесами бронетехники настолько, что напоминает взбитые сливки. Сразу за вертолетной площадкой начинается хаос КШМок (командно-штабных машин), антенн, палаток, грузовиков, тягачей и бэтээров. Влажный воздух пахнет дымком полевых кухонь и сгоревшим артиллерийским порохом, а по утрамбованной сотнями подошв земле бегут, перекрещиваясь, десятки проводов. Чудь дальше, на самом гребне горы, вырыт просторный окопчик, поверх которого натянута маскировочная сеть. Именно здесь основной командный пункт окружившей Кадарскую зону группировки федеральных войск.
“Кадарская зона” — так теперь называют земли маленькой ваххабитской теократической республики “исламских джамаатов”, несколько лет назад возникшей на территории Буйнакского района Дагестана. Поражающая своим плодородием райская долина, где на небольшом “пятачке” земли соседствуют различные климатические зоны и растет буквально все: от абрикосов и алычи до капусты и картошки, где всегда найдутся зеленые альпийские луга для выпаса многочисленного скота. Долина была густо населена. Четыре селения — Кадар, Ванашимахи, Карамахи и Чабанмахи — практически сливаются друг с другом.
Но мирная жизнь кончилась здесь уже несколько лет назад. В аулах, ставших оплотом религиозных изуверов, нашли пристанище чеченские бандиты и международные террористы. Здесь женился и построил свой дом на российской земле иорданский садист-моджахед Эмир Аль-Хаттаб.
В кадарской зоне опытные инструктора из Турции и арабских государств готовили диверсантов и террористов для борьбы с ненавистными русскими. В специальных цехах, оборудованных по последнему слову техники, ваххабиты производили свое оружие — минометы и даже тяжелые снайперские винтовки калибра 12,7 мм. Впрочем, оружие шло сюда и из-за рубежа — например, из недалекого Азербайджана. Часть его оседала в местных арсеналах, остальное отправлялось дальше на север — в Чечню.
Ваххабиты кадарской зоны занимались не только активной пропагандой своих взглядов в окрестных селах, но и усиленно готовились к оборонительной войне. Они вырыли многокилометровую сеть ходов сообщения, построили множество бетонированных бункеров, оборудовали десятки огневых точек. В пещерах на склонах горы Чабан они соорудили почти неприступные убежища, командные пункты, склады оружия и боеприпасов.
И то, к чему они так долго готовились, наконец случилось. Война пришла в кадарскую зону.

С КП открывается захватывающий красоты вид на аулы Кадар и Карамахи, начинающиеся прямо у подножия горы, и на окрестные горные хребты. Чабанмахи и Ванашимахи практически скрыты за рассекающим долину скалистым гребнем. Оттуда поднимаются столбы дыма, слышны глухие разрывы. Грохочет перестрелка и в относительно близких Карамахи. Тишина только на улицах сдавшегося в самом начале операции Кадара. Даже дома в Кадаре целы, только стекол нет — вылетели от близких разрывов. А Карамахи — живописная груда развалин, некоторые дома горят и, видимо, уже давно.
В нескольких шагах дагестанский милиционер и рослый с седыми висками вэвэшный генерал допрашивают одного из только что привезенных пленных. Потом его ведут под маскировочную сеть, и он надолго приникает к окулярам военной оптики, показывает рукой на лежащие внизу дома, что-то объясняет — наводит нашу артиллерию на расположение своих недавних соратников. По указанным боевиком целям тут же начинают бить стоящие слева 152-мм САУ “Акация” и расположенные справа от КП танки 242-го полка Минобороны.
“Сдал всех своих”,— рассказывает один из штабных офицеров: “Показал, где у них раненые, где женщины. Самих боевиков не больше семидесяти человек осталось, и те бы уже сдались, но Хачилаев и Хайрулла за любые поползновения такого рода нещадно расстреливают”.
Мы представляемся генералу О. (фамилию не называю, так как генерал опасался, что жена узнает, в какую командировку он угодил), и тот указывает места основных боев и расположение штурмующих ваххабитский анклав отрядов спецназа МВД. Вопрос о наших потерях заставляет его нахмуриться. “Потери немалые,— отвечает он.— Видите, чем стреляют,— и вынимает из просторного кармана бушлата здоровенный патрон для крупнокалиберной винтовки.— Вчера солдата из 22-й бригады таким сквозь толстенную кирпичную стену убили”.
Однако в целом настроение у тех, кто находится на КП, приподнятое. После двух недель тяжелейших боев наступательные действия отрядов спецназа развиваются довольно успешно, а сопротивление боевиков резко ослабло. Все как один говорят о “переломе” ситуации. О том, что победа близка.
Конечно, дагестанские ваххабиты надеялись, что федеральные руководители и командиры будут вести себя так же, как в свое время в Чечне. Они рассчитывали, что их долгое и яростное сопротивление, а также серьезные потери федеральных войск заставят русских пойти на переговоры. И уж тогда у московских чиновников-миротворцев можно будет выторговать любые уступки да еще и многомиллионную “компенсацию” получить. Командиры ваххабитов не думали, что российские генералы, презрев “соображения гуманности”, станут спокойно и открыто применять по населенным пунктам авиацию и артиллерию. Применять столько, сколько надо, чтобы по максимуму сберечь жизни русских солдат. Они крупно просчитались.
К сумеркам на КП появляется дочерна загорелый человек, в котором узнаем старинного, еще по Чечне, знакомого — командира одного из отрядов спецназа. Он озабочен — сегодня у него в отряде двое раненых, которых надо срочно доставить в Махачкалу.
НОЧЬ НА КП
Между десятью и одиннадцатью часами вечера вдруг стали часто бить самоходки. Под маскировочной сетью КП в тесноте сгрудились штабные офицеры. На дальней высоте — там, где самый центр аула Чабанмахи, ведет тяжелый бой 17-й отряд спецназа внутренних войск и дагестанский ОМОН. В темноте вспыхивают трассера и разрывы. Изредка почти безлесные горные хребты озаряются бледным светом мощных осветительных ракет.
Оказывается, боевики, прижимая наших огнем из пулеметов и снайперских винтовок, подошли к позициям на расстояние броска ручной гранаты. Некоторые даже прыгали с криком “Аллах акбар!” в окопы и подрывали себя вместе с солдатами.
КП помогает своим артиллерийским огнем. “Утес” (это позывные командующего) требует вертолетов для вывоза раненых, ищет затерявшихся куда-то врачей. Бой стихает минут через сорок, но орудия федеральной артиллерии “работают” еще несколько часов. Наши войска в Чабанмахи были вынуждены оставить занятую днем высоту.
Как выяснилось позже, в ту ночь отряд ваххабитов численностью в 60-70 человек сумел прорваться сквозь позиции федеральных войск и уйти через никем не блокированную гору Чабан в густую “зеленку” на ее обратном склоне.
Несколькими днями позже случай свёл нас с бойцом 17-го отряда спецназа ВВ, всё ещё остро переживавшим минувший бой, в котором он принимал непосредственное участие. Найдя в нас благодарных слушателей, боец рассказывал торопливо и горячо, как бы опасаясь, что мы неожиданно исчезнем, так и не выслушав его повести о подвигах павших товарищей.
17-й отряд 11 сентября штурмовал и захватил часть Чабанмахи, забравшись в самую верхнюю часть села и немного не дойдя до сердца вражеской обороны, центральной мечети. Но ночью ваххабиты предприняли отчаянную контратаку, видимо, намериваясь прикрыть отход основной группы в горы или рассчитывая, в случае крупного успеха, прорваться вниз. Среди окопов и разрушенных строений, в густом кустарнике, покрывающем крутые склоны, разгорелся упорный бой. Противники стреляли друг в друга почти в упор. Но бешеная атака моджахедов увенчалась лишь частичным успехом. Бойцы 17-го отряда были отброшены с гребня, однако, совсем недалеко. Потери спецназовцев в этой схватке составили 6 убитых и около 20 раненых. Больше всего пострадал разведвзвод, оказавшийся на самом острие вражеской атаки. Потери атакующих были больше в 3-4 раза. Только убитых боевиков насчитали не меньше двух десятков. Значительная часть из них пала от руки ефрейтора Руслана Чесникова, до последнего прикрывавшего отход товарищей. Окружённый почти со всех сторон, Руслан отстреливался до тех пор, пока боевик-смертник с гранатами в руках не кинулся на него с откоса. Другой боец — ефрейтор Игорь Клевцов — с разорванным осколками лёгким отказался покинуть позиции, сражался до конца и пал от пули снайпера уже при отходе. Обоим оставались считанные дни до демобилизации… Когда заполняли наградные листы, павших сочли достойными лишь медалей “За отвагу” (посмертно).
В операции по уничтожению ваххбитского анклава, начавшейся 29 августа, принимали участие 4,5 тысячи солдат и офицеров федеральных войск. Но непосредственные бои с боевиками на склонах горы Чабан и в самих селениях Чабанмахи и Карамахи вели лишь 17-й, 20-й и 8-й отряды спецназа МВД (боевой состав каждого около сотни человек), 22-я бригада спецназа внутренних войск (боевой состав около 300 человек) и малочисленные (от 10 до 30 человек в каждом) профессиональные спецподразделения вроде тульского ОМОНа, дагестанского ОМОНа, московского СОБРа, спецназов ГУИН из Кабардино-Балкарии, Краснодарского края, Челябинска и т.д. Поэтому получилось, что соотношение между нашими воюющими на переднем крае бойцами и ваххабитскими боевиками было почти один к одному вместо положенного по учебникам тактики один к четырем в пользу наступающих. Превосходство федеральных сил достигалось в основном за счет действий авиации и артиллерии (танки и самоходки, минометы и т.д.). Войска Минобороны, находившиеся под командованием генерал-лейтенанта Трошева, в основном осуществляли блокирование района операции и обеспечивали огневую поддержку спецназам, воюющим на территории анклава. Конечно, “спецы” в этой операции использовались не “по профилю”, а просто как хорошая пехота. Причина такой “щедрости” федерального командования в том, что обычной хорошей пехоты в Российской армии почти не осталось.
В ЧАБАНМАХИ
Наутро распогодилось. Кристальной чистоты горный воздух, кажется, приближает стоящие в долине домики и вершины горных хребтов. Но общая пасторальность картины нарушается белыми дымками разрывов, вспухающими над остатками Карамахи. На сей раз бьют по селу стоящие рядом с КП танки.
Вскоре прилетает уже знакомая нам вертушка, на закопченном борту которой за прошедшую ночь к надписи “За Родину” прибавилось “Слава России”. Впрочем, на другом боку вертолета значится “Sex mashine”. Из штаба “воздушные рабочие войны” должны лететь в долину за ранеными — кажется, в Карамахи. Мы прыгаем на борт, отмахиваясь от предупреждений штабных: “там беспорядочный огонь”. Командир экипажа суров и сосредоточен: “Садиться буду буквально на секунды, так что вскакивайте, не задерживайтесь”.
На посадочной площадке, представлявшей из себя всего лишь относительно плоскую возвышенность на самой окраине Карамахи, нас, конечно, никто не встречал. Навьючившись сумками с различным походным скарбом, мы двинулись по разбитой дороге, вдоль которой по холмам и низинкам разбросаны почти не пострадавшие от войны большие каменные дома и хозяйственные постройки. Вокруг, не обращая внимания на близкую канонаду, спокойно пасется брошенный хозяевами скот, бродят куры. Наконец, во дворе одной из построек замечаем типично “военную” суету — отсюда собирается выступить на зачистку села Чабанмахи сводный отряд спецназа УИН (Управления исполнения наказаний) Министерства юстиции Кабардино-Балкарии с приданными ему снайперскими группами УИН Калининградской и Кировской областей. Переговоры с бойцами и командирами недолги и по-деловому практичны — спецназовцы без проволочек согласились взять нас с собой.
Отряд спецназа УИН попал в кадарскую зону “совершенно случайно”. Набранный исключительно из добровольцев и насчитывавший около двух десятков бойцов, он заранее предназначался для усиления охраны объектов УИН и “зон” на территории Дагестана. Ни о каком привлечении к боевым действиям при отправке в командировку и речи не было. Перед выездом у личного состава собирались отобрать даже подствольные гранатометы, аргументируя данное намерение “ненужностью” такого оружия для охраны заключённых. Только оказавшись в зоне боевых действий, спецназовцы получили пулемёты, снайперские винтовки, ручные гранаты. Впрочем, жаловаться на вооружение отряду особенно не приходилось. Все поголовно (за исключением приданных “калининградцев” и “кировцев”) были снабжены автоматами АКМ (7,62 мм) — предметом глубокой зависти спецназовцев внутренних войск, снаряжённых в подавляющем большинстве “пукалками” “АК-74” калибра 5,45 мм. Пистолеты “ТТ” и “АПС”, хорошо подогнанные разгрузочные жилеты, надёжные тяжёлые “броники” выгодно отличали спецназ УИН от многих других задействованных в операции подразделений.
В ожидании выхода бойцы с аппетитом уплетали заранее приготовленное мясо, тушёнку, пили круто заваренный и сдобренный сгущёным молоком чай. Выступили, не торопясь, без особой спешки и суеты. У очередного командного пункта (этот штаб, возглавляемый аж генерал-полковником Калининым, “автономно руководил” всеми отрядами Минюста) подразделение посадили на бронетранспортер и направили непосредственно в Чабанмахи. Перегруженный БТР сначала “ухнул” по крутому и чрезвычайно грязному спуску в ущелье, потом, натужно урча, долго полз по каменистому ложу горного ручья и, наконец, медленно полез вверх (на этой чудовищной дороге, которую осилила далеко не вся техика федеральных войск, уже успели перевернуться бээмпэшка и БТР). С огромным трудом одолев подъем, мы добрались почти до передовых позиций. Последний участок пути преодолевали пешком, с пыхтением вытаскивая на плечах коробки и ящики с боеприпасами, сухпаем и прочим военным имуществом. У кабардино-балкарцев появился законный повод похвастаться своей выносливостью — привычные к горным условиям, прекрасно тренированные бойцы легко лезли вверх с грузом в 50-60 килограммов. К сожалению, иных поводов гордиться своей подготовкой спецназовцам УИН не представилось.
Когда после длительной остановки в занятом дагестанским ОМОНом доме отряд выступил на зачистку группы домов в нижней части села Чабанмахи, полностью сказалось отсутствие настоящей боевой подготовки и опыта участия в подобных операциях. Слава Богу, кроме нескольких пуль, пущенных далёким снайпером и просвистевших высоко над головами, никакого сопротивления в зачищаемой части села противник не оказал. Иначе толпившиеся на любом открытом пространстве и откровенно терявшиеся на подходе к каждому очередному “зачищаемому” дому спецназовцы Минюста неизбежно понесли бы тяжкие потери. И если действия отдельных бойцов ещё носили осмысленный характер, то командование отрядом было ниже всякой критики. Возглавлявший отряд полковник Н., в прошлом — командир полка Советской Армии и ответственный работник МВД Кабардино-Балкарии — по своим командным способностям вряд ли тянул на ефрейторские лычки. Не дай Бог попасть в настоящий бой с таким “военачальником”!
И все-таки зачистка окончилась вполне благополучно. Все семь домов с примыкавшими хозяйственными постройками забросали гранатами и, обыскав, сожгли. В столбах пламени и клубах дыма поднималось к небу материальное благополучие “истинных последователей Пророка”. В одном огне сгорали папахи горских старейшин и японские стиральные машины, дорогие ковры, хрустальные люстры и горы исламской литературы, полуразобранные краденые КамАЗы и многолетние запасы овса, картошки, комбикорма. Трупов в постройках спецназовцы не обнаружили, хотя тяжёлым их запахом несло от земляных насыпей почти в каждом дворе. В огонь отправили также россыпи автоматных патронов, выстрелов к ручным гранатомётам и много другого военного хлама, брошенного оборонявшимися ваххабитами.
Нагруженные сверх обычного чайниками, термосами и коврами (взятыми для ночёвки), бойцы УИН потянулись на ночлег. В качестве “особо ценного трофея” за отрядом, как привязанная, бежала здоровенная белая коза, которую отвязали в одном из сараев и выпустили на волю. Благодарная за вызволение, она, по всей видимости, испытывала привитую прежними хозяевами страстную любовь к вооружённым мужчинам и упорно игнорировала попытки себя прогнать. Само собой, её нахождение при отряде вызывало море солёных солдатских шуток у личного состава всех соседних подразделений.
Как обычно, самые пригодные для квартирования дома уже спалили, и для ночёвки уиновцы выбрали полуразбомбленное здание, оборона которого в случае ночного нападения оставляла мало надежд на успех. На счастье, нападать было уже некому. И хотя стрельба продолжалась всю ночь, это была уже всего-навсего “пальба на всякий случай”, которую вели часовые расквартированных в селе отрядов. Ночь принесла с собой ещё и сильный холодный дождь, не сумевший, однако, погасить многочисленные пожары.
Несмотря на всё это, хочется сказать несколько добрых слов в адрес наших товарищей из кабардино-балкарского спецназа. Не их вина, что командование собралось использовать их совершенно не по назначению. Как бы то ни было, в то время, как многие другие подобные подразделения оставались в районе Махачкалы или стояли на блокпостах вокруг кадарской зоны, отряд вошёл в Чабанмахи и выполнил возложенную задачу.
Участие в боевых действиях огромного числа мелких подразделений чрезвычайно затрудняет элементарную координацию действий между ними. Авторам в течение значительного времени довелось наблюдать, как опытнейший офицер- спецназовец постоянно путался во всех своих трех рациях, к которым вечно не хватало аккумуляторов, и в бесконечном количестве позывных ( запомни-ка все эти “Кобры”, “Таймыры”, “Утесы” и “Удары”…).
Кроме того, мелкие подразделения спецназа или вовсе не обладали собственной тяжелой техникой, или получали ее в явно недостаточном количестве. Но что еще хуже, они зачастую не имели связи с авиацией, что в ряде случаев оказывалось чревато потерями от своих.

ЗАЧИСТКА ВЕРШИНЫ
Отряд спецназа МВД третий час топал к верхней части Чабанмахи пешим порядком, поскольку его изношенные бэтээры не осилили крутых дорог ваххабитских аулов. Бойцы напоминали вьючных лошадей — полные РД-шки и тяжелые бронежилеты, автоматы и винтовки, гранатометы и пулеметы, боеприпасы к ним и тяжеленные упаковки из двух “Шмелей” — все это легло на плечи, за редким исключением, не слишком-то рослых и здоровых солдат из рабоче-крестьянских семей, детей голодноватого перестроечного времени. Бойцы карабкались вверх, при необходимости подтягивая товарищей за протянутые стволы автоматов, топтали пышные ваххбитские поля, в мелкое крошево разбивали тяжелыми ботинками ядреные сочные тыквы и капустные кочаны.
Наконец-то привал. Солдаты, прапорщики и офицеры с одинаковым облегчением плюхаются в грязь раздолбанного снарядами курятника, между осыпавшимися балками которого виден силуэт пробитого насквозь снарядом минарета мечети, рядом с которой располагается основной опорный пункт ваххабитских боевиков.
Ушедший чуть вперед командир отряда оглядывается на своих запыхавшихся бойцов и тихонько матерится. Он знает, что сегодня его отряду нужно быть у той далекой мечети. Такова задача, поставленная “Утесом”, — командующим операцией генералом Лабунцом. И еще он прекрасно понимает, что если его солдаты пойдут на штурм вершины без тщательной разведки, усталые, “на ватных ногах”, то серьезных потерь не избежать. Надежда только на то, что боевики, поняв бессмысленность сопротивления, уже покинули Чабанмахи, оставив в качестве заслона только смертников-одиночек.
Неторопливой походкой подходит командир дагестанского ОМОНа — с ним надо согласовать действия. Эти дагестанцы, в отличие от других местных отрядов, которые вообще не принимают участия в боях, дерутся неплохо, во всяком случае достаточно храбро — мстят за погибших товарищей (17 убитых, около 60 раненых). Однако сегодня командир дагестанцев не рвется в бой. “Мы — ваш резерв”,— настаивает он.
И в это время снова оживает рация. “Утес” требует доложить об успехах и требует немедленных действий. “Ты спецназ или кто?”— задает он риторический вопрос. “Спецназ”,— подтверждает командир и отправляет на гребень одну из групп (отряды спецназа ВВ разделены не на роты, а на группы).
Крайне негативно на ходе боевых действий сказывается то, что спецназы зачастую принадлежат к различным ведомствам (одни подчиняются ГУИНу, другие — внутренним войскам, третьи — Минобороне, четвертые — ФСБ, а пятые — чуть ли не самому Рушайло…). Своеобразный ведомственный феодализм частенько приводит к тому, что командиры склонны заботиться о “своих” частях и подразделениях, иногда забывая или даже “подставляя” “чужих”. Ситуация усложняется присутствием в зоне боевых действий поистине огромного количества разнообразных генералов, многие из которых не столько командуют войсками, сколько что-то там координируют и согласовывают (то есть в переводе на русский язык, путаются под ногами). Только в так называемой Кадарской зоне авторам удалось насчитать целых семь генералов, трое из которых носили генерал-полковничьи погоны.
ЗНАМЯ
Мы наблюдаем, как бойцы тяжелым шагом поднимаются по склону в самую высокую часть Чабанмахи. Вот они достигли гребня, движутся перебежками, бьют куда-то из автоматов. На помощь группе устремляется разведка отряда: четыре солдата, четыре прапорщика и офицер.
По разбитой горной дороге к нам подползает странного вида гусеничная машина, вооруженная только двумя длинными ракетами. Она уходит чуть вперед, после чего над развалинами мечети и домов, в самом сердце Чабанмахи на мгновение вырастает огромный огненный шар. Мощный взрыв, воздушная волна от которого весьма ощутима даже на расстоянии, напоминает атомный характерной формой дымного гриба.
“Это натуральный Аллах-пи…ц!”,— орет в рацию зам.командира отряда. “Только следующую чуть левее положите”,— просит он. И снова мы видим, как над развалинами ваххабитского оплота взмывает ракета, попадающая на сей раз точно в цель. Так работает УР-77 — установка разминирования, каждый заряд которой несет в себе полторы тонны взрывчатки. Жаль только, максимальная дальность выстрела — всего 500 метров.
Сделав свое дело, машина ползет обратно, а вместе с ней возвращаются и разведчики. На броне — тело бойца 17-го отряда, посеченного еще четыре дня назад вражеским АГСом. Тогда, в суматохе боя, товарищи не смогли его вытащить. Разведчики приносят и ручной гранатомет, который как свою собственность опознают дагестанские омоновоцы. Вообще Чабанмахи буквально завалены “ничейным” военным имуществом.
Теперь уже весь отряд идет наверх — туда, где еще дымятся развалины домов Хаттаба и “военного амира” ваххабитов некоего Мухтара. По всему селу хлопают разрывы гранат и короткие автоматные очереди. Сопротивление боевиков сломлено, и вовсю пошла “зачистка”. Счастливый особист отряда сгибается под тяжестью огромной торбы — он набрал много ценных документов. По рукам ходит фотография самого Хаттаба — улыбающийся бандит в белоснежных широких одеждах позирует на фоне окрестных гор. Находится и паспорт его жены, которую по фотографии повеселевшие омоновцы пытаются оценить как женщину.
Тем временм бойцы отряда находят хорошо заминированный дом, окруженный сетью подземных ходов. Огнеметчик бьет точно в окно, и мощное кирпичное здание складывается, как карточный домик.
Боевики явно бежали из центра Чабанмахи в панике, бросая не только непохороненные тела убитых (чего обычно старются на делать), но и оружие — тяжелый пулемет “Утес”, управление которым ловко выведено на велосипедный руль, несколько АГСов и даже снайперские винтовки.
Приближается ночь, и зачищающие Чабанмахи отряды спецназа и ОМОны потихоньку стягиваются к центру села. Все знают, что сейчас прилетит командующий — генерал-полковник Лабунец. Вскоре он появляется — небритый, в пилотке, надвинутой на бровь, в сопровождении небольшой свиты и энтэвэшного оператора — “для истории”. Генерал торжественно поднимает трехцветное знамя над развалинами какого-то сарая в самой высокой точке Чабанмахи. Он поздравляет всех бойцов с успешной зачисткой и победой. Победа! На радостях омоновцы палят в воздух из всех стволов.
Однако генерал призывает всех быть бдительными. Только что в находящихся чуть ниже Карамахах, которые тоже вроде бы очищены от противника, от пуль снайпера-одиночки погибли четверо бойцов ОМОНа.
Но все и так понимают, что ночь может принести немало неприятных неожиданностей. Ведь те боевики, что вырвались из аулов прошлой ночью, сегодня могут вернуться обратно. Командиры подразделений опасаются типичного чеченского варианта, когда бандиты, обстреливая близко расположенные позиции федеральных войск, провоцируют их на взаимные перестрелки. Все торопятся занять более или менее целые дома, организовать круговую оборону и договориться с соседями о взаимодействии.
Генерал прощается с войсками и широким шагом удаляется к вертолетной площадке. А замешкавшийся оператор в черном костюме испуганно мечется среди сгоревших домов, вызывая недобрые ухмылки солдат и офицеров. Однако развлечение скоро заканчивается — телевизионщика “спасает” штабной полковник.
ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ
Разведка устроилась, конечно, лучше всех. Она, шедшая впереди отряда, как обычно, успела облюбовать и занять почти не подвергшийся разрушениям ваххабитский молельный дом. Внутри никакой мебели, зато ковры в четыре слоя. В них нам пришлось заворачиваться под утро — ночи в горах холодные.
А пока мы, вместе с потерявшим своих бывалым краснодарским уиновцем и армейскими минометчиками, довариваем суп из “трофейных” кур, оставленных нам ушедшими на другие позиции дагестанскими омоновцами, пьем малую дозу принесенной с бэтеэров водки и, как водится, сетуем на служебное рвение генералов, всегда стремящегося поскорей доложить высокому политическому начальству о “полной победе”.
Ночь прошла относительно спокойно — стреляли немного, хотя рядом с нашим окном, предусмотрительно заваленным досками и коврами, разок рванула “шальная” ручная граната. Утро 13 сентября выдалось пасмурным. В окрестностях ещё постреливали, а по рации сообщали о ликвидации мелких групп боевиков, извлеченных из “схронов” в Карамахи и Чабанмахи. Оказалось, что рядом с тем местом, где вчера Лабунец водрузил российский флаг, сегодня был найден бункер с пятью ваххабитами. Сначала они отказывались выйти, обещая “в случае чего” взорвать находящихся с ними женщин, но когда сообразили, что их “угрозы” никого не волнуют, выскочили с автоматами в руках и полегли под огнем бойцов из 17-го отряда. Один из убитых моджахедов оказался гражданином независимого Узбекистана.
К середине дня штурмовавшие село части внутренних войск стали спускаться вниз к своим полевым лагерям, где их ждали старенькие бэтээры, спальные мешки и сухпайки. Отряды проходили мимо горящих добротных домов и полей, заваленных гниющими коровьими тушами. Спецназовцы мечтали, чтобы проклятый ваххабитский анклав был стерт с лица земли вакуум- ными бомбами или хотя бы сожжен дотла, чтобы сюда уже никто не пожелал вернуться. Мы не сомневались: остающиеся в селах омоновцы постараются исполнить это желание.
Боевой дух российских военных высок как никогда, и подавляющее большинство рядовых не просто готово, но даже рвется воевать с чеченцами и ваххабитами, стремясь не только отомстить за падших товарищей, но и кровью смыть общую обиду “за державу”. Не секрет, что для многих простых солдат начавшаяся война стала стимулом к осознанию собственной национальной принадлежности и формированию представлений об исторической миссии русского народа. Младший и средний офицерский состав также значительно более “адекватен ситуации”, чем российский офицерский корпус в начале войны с Чечней. Многие офицеры, начиная с уровня ротных командиров, имеют реальный опыт боевых действий на территории “Ичкерии”.
Однако необходимо отметить и то, что в целом весьма успешные действия федеральных войск в Дагестане проходят в относительно тепличных условиях. К таковым относятся: поддержка большинства местного населения, что почти исключает угрозу коммуникациям; ограниченные театры военных действий, позволяющие с легкостью снабжать воюющие части и подразделения всем необходимым и маневрировать ими; близость к базам снабжения и, наконец, относительно благоприятная погода, дающая возможность реализовать превосходство в воздухе. Если в ближайшее время федеральные войска войдут в Чечню, все эти условия превратятся в свои противоположности.

Алекcандр Бородай, Игорь Стрелков

(Завтра)

ТЕХНОЛОГИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Еще совсем недавно впадавшие в истерику из-за любых попыток ограничить экспансию “мирных ваххабитов” московские телекомпании “вдруг” заметили, что “радикальные исламисты” и впрямь представляют серьезную угрозу для территориальной целостности России, прав и свобод ее граждан. Подоплека нынешней позиции СМИ ясна как Божий день. Есть “заказ на войну”. Уплачено! И война — началась.
Единственным выходом для желающих остаться у кормила власти “олигархов” является отмена выборов под любым предлогом. Заправилы со Старой площади и их “спонсоры” из “дружественных” банковских структур ищут экстремистов. Революционеры нынче (вот беда!) пошли хилые. На одном “Реввоенсовете”, да паре вооруженных кухонными ножами придурков далеко не уедешь. При всех потугах прессы их действия едва-едва тянут на внеочередное звание для какого-нибудь младшего опера заштатного УВД. Поэтому (“гулять так гулять!”) из потайного ящика извлечен старый (еще Коржаковым сработанный) вариант “военной опасности”. Благо, многолетними стараниями эта опасность создана и взращена до вполне удовлетворительных размеров.
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ
По развитию ситуации в этом регионе можно защищать диссертацию на тему: “Карачаево-Черкесия как модель применения подрывных политических технологий”. Из тихой, спокойной республики, где межнациональная напряженность не выходила (и не собиралась выходить) за рамки мелких базарных стычек, за считанные месяцы создан бурлящий котел.
Когда генерала Владимира Семенова (карачаевца, женатого на чеченке) увольняли с поста главкома Сухопутных войск, компетентные люди хватались за головы, понимая, что через пару-тройку лет Россия получит в его лице “второго Дудаева”. В администрации президента придерживались того же мнения — и задолго до выборов перешли к прямой финансовой и политической поддержке генерала. Как-никак, у администрации много друзей среди ненавистников России: Эдуард Шеварднадзе, Гейдар Алиев, Леонид Кучма, Руслан Аушев, Минтимер Шаймиев, Мадлен Олбрайт и прочие абрамовичи. Чем же Владимир Семенов хуже? На средства, вложенные в его предвыборную кампанию, можно было бы решить все экономические проблемы маленькой республики на годы вперед. Куда было состязаться с такой мощью убогому “водочному магнату” Станиславу Дереву? Но самое интересное даже не в этом. Населению был искусно предложен выбор между двумя ярыми национал-экстремистами: карачаевским и черкесским. Само собой, что обе титульные национальные группы предпочли “своего” националиста “чужому”, хотя при ином раскладе большинство охотно голосовало бы за “нейтрального” кандидата, даже русского. Но таковых перед решающим туром выборов не оказалось.
Дальше дело пошло по накатанной схеме: поджоги, угрозы, фальсификации, протесты, пикеты, митинги,— стандартный “кавказский” набор. Стоило Семенову одержать “убедительную победу”, как российские СМИ с редким единодушием кинулись брать интервью у проигравшего кандидата и с бурным возмущением рассказывать обывателю о “грубейших нарушениях законодательства” при проведении голосования. У проигравшей стороны создали впечатление поддержки ее требований на самом высоком уровне. Иначе — пошумели бы “деревцы”, побунтовали… да и договорились со счастливыми победителями. Мафии ведь всегда найдут общий язык. В конце концов, дал бы Семенов своим черкесским оппонентам пару-тройку должностей, договорился бы о переделе сфер влияния…
“Ну, уж нет!”— решили закулисные кукловоды. И вот уже Верховный суд РФ признает результаты выборов недействительными. Теперь на площадях и дорогах бунтуют разгневанные толпы “семеновцев”, искусно направляемые хорошо обученными “штабами” и подкармливаемые из “внебюджетных фондов”.
“В чем же смысл?”— спросите вы. Ответ прост: нужно довести дело до вооруженных столкновений. Кто посчитал, сколько экстремистских лозунгов и оскорблений в адрес противоположной национальности вылилось с обеих сторон в ходе “послевыборной эпопеи”? Сколько мелких драк и стычек прокатилось по градам и весям маленькой республики? На Кавказе долго помнят обиды и почти никогда их не прощают. Не хочется пророчить беду, но, похоже, скоро в Карачаево-Черкесии начнут стрелять.
ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ
Следующим по степени напряженности регионом является осетино-ингушская граница. Напомню, в октябре 1992 года в Пригородном районе Северной Осетии-Алании произошел вооруженный конфликт, в результате которого сотни людей погибли, а десятки тысяч ингушских беженцев покинули места своего проживания. Чтобы предотвратить дальнейшую межнациональную войну, на границу между республиками выставлено больше войск, чем на любую внешнюю границу Российской Федерации (не считая чеченского рубежа). Работала дюжина комиссий, представительств, комитетов и совещаний, которыми исписаны десятки тонн бумаги. В “процесс мирного урегулирования” угроханы десятки, а то и сотни миллионов “уе”. И что же? А ничего! Воз и ныне там. Такое впечатление, что Москва по-настоящему и не хотела примирения, а лишь стремилась “законсервировать” конфликт до поры до времени (авось, пригодится!). Противостояние погромыхивало время от времени терактами, убийствами да перестрелками вдоль границы, а также кормило тучу чиновников и обеспечивало расквартированным здесь войскам удвоенный оклад и выслугу. Война ждала своего часа.
Посмотрев правде в глаза, необходимо отметить: конфликт принципиально невозможно разрешить к обоюдному удовлетворению враждующих сторон. И осетины, и ингуши считают и будут считать Пригородный район своей исконной землей, ссылаясь на различные периоды истории, вплоть до раннего средневековья. Характерно, что никто не вспоминает о русском казачьем населении, компактно проживавшем здесь до 1920 года и поголовно вырезанном или изгнанном ингушами в ходе революции и гражданской войны. О нем напоминают сейчас лишь старые названия населенных пунктов: Камбилеевское, Ольгинское, Сунжа…
На словах президенты Дзасохов и Аушев всемерно стремятся к примирению. Дзасохов, надо ему отдать должное, под давлением Кремля (испытывающего необъяснимую любовь к усатому генерал-президенту Аушеву) пошел на крайне непопулярную меру — приступил к возвращению ингушских беженцев. Невдомек ему, наверное, было, что он таким образом собственными руками задействовал излюбленную технологию “поджигателей войны”. Получив надежду на скорое возвращение в родные края, беженцы не стали оседать и расселяться в иных местах, пользуясь для этого предоставленными Федеральным центром денежными средствами. Основная часть ингушей-выходцев из Пригородного района осталась “на чемоданах”, обеспечивая надежную “козырную карту” в руках Аушева в споре за территорию. Последний сделал, впрочем, все для того, чтобы не допустить расселения беглецов из Осетии. Они нужны ему в качестве компактной и озлобленной массы, а не в качестве законопослушных оседлых граждан. Снова и снова ингушский президент громогласно заявлял, что Пригородный район — неотъемлемая часть Ингушетии, сводя на нет все попытки оппонентов добиться примирения путем постепенных уступок. Заодно генерал придерживал и деньги, щедро выделенные беженцам на обзаведение новыми домами и хозяйствами взамен разрушенных. Большая часть их поныне “крутится” в московских банках. Что же касается беженцев, вернувшихся в родные места, то части из них пришлось вновь испытать все “прелести” межнационального конфликта. В ходе целого ряда беспорядков осени-зимы 1998-99 гг. сотни их домов и вагончиков вновь были сожжены осетинами. Большая часть, впрочем, не пострадала, охраняемая милицией и подразделениями внутренних войск. И если раньше “линия фронта” конфликта проходила по линии осетино-ингушской границы, то теперь она пролегла через каждое село, где совместно проживают граждане осетинской и ингушской национальности. Как только противники сблизились, усилиями экстремистов с обеих сторон резко выросло число похищений, поджогов, убийств и обстрелов. Чего и добивались “кукловоды”.
Касаясь нынешней ситуации, хотим прокомментировать свежие новости: 30 июля президент Р.Аушев заявил о прекращении любых переговоров с осетинской стороной. Что ж, возможно в Назрани считают, что час открытого противостояния с Россией пробил.
ЧЕЧНЯ И ДАГЕСТАН
Перейдем, наконец, к третьему отделению разыгрываемого строителями “нового мирового порядка” представления — к многострадальной Чечне вкупе с приданным ей Дагестаном. Вот она — “священная корова” всех “поджигателей”! Как долго ее растили, пестовали, “доводили до ума”! Сколько усилий затратили! Зато каковы результаты: полумиллионное русское население полностью изгнано (а частью — и вырезано); промышленность, сельское хозяйство, инфраструктура, медицина, образование и т. д. — все разрушено до основания: криминальные элементы оккупировали все сферы общественной жизни; страна скатилась к родо-племенной (тейповой) раздробленности и стала ареной бесконечных вооруженных разборок. Впечатляет?! Многочисленным “полевым командирам”, руководимым из ненавистной Москвы, а также из дальнего зарубежья, тесновато под одной крышей. Руку в прошедшей войне они набили неплохо и не прочь раскрыть дремлющие таланты мародеров, садистов и убийц на более просторном поприще. Когда-то все чеченские незаконные вооруженные формирования не раз стояли накануне полного разгрома. Но каждый раз им заботливо приходили на помощь. Теперь они окрепли, а российские Вооруженные Силы стали слабее…
Аналогичная ситуация в Дагестане. Уже само по себе соседство с Ичкерией не могло не сказаться на состоянии экономики и правопорядка. Задача “поджигателей” облегчала также уникальная разноплеменность республики, наличие уходящих в глубь веков территориальных споров между различными народностями. Но, чтобы реализовать скрытые возможности обострения, пришлось немало потрудиться. Во-первых, трудности возникли при решении весьма специфической задачи: заставить национальные элиты выступить против Москвы. Все трезвомыслящие лидеры дагестанских национальных общин отлично осознают, что республика на 90% живет за счет дотаций из федерального бюджета, и продолжение финансирования для нее — вопрос жизни и смерти. Глядя на Чечню, в обещания “золотого дождя” со стороны исламских государств не очень верят.
“Кукловодам” удалось завербовать лишь второстепенные фигуры. Наиболее значительными приобретениями стали полностью ошельмованный и утративший авторитет лидер лакского национального движения “Кази-Кумух” Надир Хачилаев и крупный мафиози, руководитель аварского “Фронта имени Имама Шамиля” Гаджи Махачев. Последний, впрочем, занимает выжидательную позицию, не торопясь совать голову в петлю вооруженного конфликта. Он рассчитывает, что союз официальной Москвы с даргинской мафией президента Магомадова и мэра Махачкалы Саида Амирова рассыплется — и тогда он, Махачев, вполне подойдет на роль нового “фаворита”.
Охлаждающим душем для многих горячих голов, как уже сказано выше, послужила соседняя Чечня. Ее “живой труп”, вызывающий дрожь и омерзение, является наглядным пособием “нового мирового порядка” для “республик постсоветского пространства”.
Столкнувшись с непредвиденными трудностями при розыгрыше “национальной карты”, “поджигатели” вышли из положения легко и изящно. На смену “национальному экстремизму”, хорошо зарекомендовавшему себя в Чечне, пришел игравший там лишь вспомогательную роль “исламский джихад”. Его адепты “нового мирового порядка” уже неоднократно опробовали в Афгани- стане, Таджикистане и так далее. И (какое совпадение!) федеральные власти вновь сделали буквально все, чтобы еще слабые ростки так называемого “ваххабизма” не оказались растоптанны- ми. Тогдашний глава МВД Сергей Степашин лично “искал, но не нашел ничего противозаконного” в деятельности исламских экстремистов. На любые преследования и ограничения по отношению к ним со стороны местных властей было наложено “высочайшее вето”. И что же? Прошло чуть больше года,— и вот “боевики-исламисты”, со слов наших СМИ, “угрожают безопасности Дагестана и России”.
Об этом два года подряд “гласом вопиющего в пустыне” кричали все российские спецслужбы. Но “поджигатели” делали вид, что эти тревожные сигналы их не беспокоят. Сейчас — другое дело. “Ребенок” подрос, окреп и пора его испытать на деле. Силенок, правда, еще маловато: по самым смелым подсчетам, дагестанские и чеченские ваххабиты могут выставить от силы 2-2,5 тысячи “штыков”. Даже добавив к ним 3-4 тысячи чеченских боевиков (что сомнительно — те только грабить сбегаются в столь большом количестве, а воевать — нет), армия получается не ахти какая. Как ни ослабли российские Вооруженные Силы, но могут и побить… и даже побьют, пожалуй, если политики не вмешаются.
Планы тех, кто рулит конфликтами из тихих кабинетов, предельно ясны: спровоцировать единую по времени серию вооруженных конфликтов на Северном Кавказе. Тогда в дело вступят экономические, внешне- и внутриполитические факторы, способные привести к серьезным внутренним катаклизмам и новому “параду суверенитетов” — развалу Российской Федерации. В сложившейся обстановке только решительными ударами по бандам боевиков и их быстрым разгромом можно сорвать планы “кукловодов”. Любые затяжки, топтание на месте, нерешительность — преступны, потому что обрекают нас на очередное поражение.
Товарищи офицеры! Вам не кажется, что мы слишком долго отступали?

 

(Завтра)

А ВОЙНУ НЕ ХОТИТЕ?

Степашин и Рушайло зачастили на Северный Кавказ. Они встречаются с Масхадовым, обещая деньги “на борьбу с Басаевым и Радуевым”, они клянутся покончить с бандитизмом и похищениями людей, даже посылают вертолеты бомбить чьи-то позиции на территории Чечни. Поддерживающие режим “абрамовщины” СМИ вдруг “прозрели” и обратили внимание на то, что кавказские боевики не столько “народные герои” и “борцы против имперского гнета”, сколько обычные бандиты, чья планомерная деятельность, спонсируется геополитическими врагами России и угрожает ее территориальной целостности. Уже очевидно, что нынешний режим надеется продлить свое существование, переведя страну в режим ЧП, поводом для чего может послужить новая война на Кавказе. Политические цели достаточно ясны — не столько покончить с сепаратизмом и победить боевиков, сколько втянуть страну в долговременный конфликт, который позволит режиму отменить выборы и остаться у власти.
Наиболее дальновидные военные аналитики крайне скептически оценивают происходящие в государстве и армии процессы, подчёркивая: ещё год-другой — и России будет просто нечем (и некем) воевать. Тогда распоясавшиеся от безнаказанности сепаратисты без какого-либо сопротивления заберут всё, что под руку попадётся. Уже сейчас кое-кто из проходящих службу в Северокавказском регионе русских офицеров начинает “паковать чемоданы”, ожидая скорого вывода с территории “суверенных республик”.
Неизбежность войны понимают на Кавказе все. Вопрос лишь в том: “Кто, когда и во имя чего её начнёт”?


Вариант первый — чисто гипотетический:
ВОЙНА ЗА ВОССТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ДЕРЖАВЫ.
Предположим, что в результате прихода к власти в России “всамделишнего” патриотического правительства начинается процесс консолидации государства. В этом случае можно смело гарантировать крайне отрицательную позицию подавляющего большинства “местных князьков” Северного Кавказа. Не желая отдавать захваченную власть и доходы, они прибегнут к любым средствам.
Наипервейший кандидат на отделение от России — Республика Ингушетия, президент которой Р.Аушев досоздает так называемый “ингушский” (212-й моторизованный батальон ВВ МВД. Данный батальон (штатной численностью около 300 человек) комплектуется по контракту исключительно ингушами и будет иметь в своём распоряжении бронетехнику. На территории республики, за исключением немногочисленного 137-го погранотряда, других войсковых частей не имеется (и это — с учётом соседства Чечни!). Для характеристики вероятного использования батальона следует указать на постоянное участие республиканского ОМОНа в конфликте с Северной Осетией из-за Приго-родного района. Осенью прошлого года бойцами указанного “элитного подразделения” были убиты шестеро коллег-осетин, несших службу на административной границе. Хотя после сего прискорбного события весь личный состав отряда был выведен за штат, никаких серьёзных изменений в его комплектовании не произошло. По крайней мере, ингушская сторона в своих спорах с осетинами постоянно угрожает применить милицейские подразделения для решения “территориальной проблемы”. Обилие милиции и “патриотических” военизированных структур не мешает Ингушетии оставаться, тем не менее, “буферной зоной” и операционной базой для чеченских и местных специалистов по похищениям людей, перевалочным пунктом для “ичкерийского” “самогонного бензина” и центром притяжения весьма богатой и влиятельной в общероссийском уголовном мире ингушской оргпреступности.
В случае попыток “привести к единому знаменателю” зарвавшуюся местную мафию, Аушев, скорее всего, объявит о выходе Ингушетии из состава Федерации. В чём, вероятно, будет поддержан значительной частью населения и, в первую голову, — молодёжью, чьё мировоззрение формируется в атмосфере оголтелой антирусской пропаганды,. А уж за поддержкой со стороны Чечни дело не станет… Учитывая горный ландшафт республики и опыт истории (в 1943-44 годах в боях с местными бандами были задействованы 3 стрелковые дивизии и московская дивизия НКВД, а количество трофейного оружия перевалило за 17 тысяч единиц), воевать придётся серьёзно.
Кроме Ингушетии, следует иметь в виду самопровозглашённую ваххабитами “Исламскую территорию” в Дагестане, и, конечно же, “свободолюбивую Ичкерию”. И Масхадов, и оппозиционные ему “полевые командиры” располагают танками, артиллерией и боевыми вертолётами. Но основной упор, с учётом полученного боевого опыта, делается на переносные противотанковые и противовоздушные комплексы, организацию минно-подрывного дела и обучение диверсантов.
Несмотря на неизбежные трудности, благоприятный для российских войск исход войны практически предрешён. Приняв комплекс необходимых военных, военно-полицейских, административных и экономических мероприятий, продемонстрировав волю к победе, Россия сумеет в довольно непродолжительный срок (5-6 месяцев) полностью восстановить свою власть в регионе.
Вариант второй:
ВЫСТУПЛЕНИЕ СЕПАРАТИСТОВ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОРЯДКА.
Это мы уже видели. И чуть было не увидели вновь нынешней весной после похищения злополучного (и ныне почти забытого) генерала Шпигуна. Тогдашний министр внутренних дел, в настоящее время — премьер-министр, напялил на себя несвойственную ему “волчью шкуру” и заговорил почти как… нормальный генерал. Перейти от слов к делу Степашину тогда не позволили, но на основании имеющегося опыта, можно смоделировать вероятное развитие событий.
Итак, в некоей республике (ориентировочно — Дагестане) враждебные силы (к примеру — ваххабиты, или “Дагестанская повстанческая армия имама”), не довольствуясь уже находящимися под их контролем территориями, пытаются захватить власть вооружённым путём.
Отбросив иронию, напомним, что в настоящее время на территории Дагестана уже скоро год как остаётся в неприкосновенности “неконтролируемая территория”. В четырёх сёлах Буйнакского района (Карамахи, Чабанмахи, Чанкурбе и Кадар) установлена власть исламских экстремистов—ваххабитов. И эту власть её приверженцы открыто собираются распространить как минимум на весь Дагестан, а как максимум — на территории всего Кавказа по линии Астрахань—Ростов-на-Дону (включительно). В нормальном государстве за одни такие намерения сажают. У нас же всё по-другому… Граждане иностранных государств свободно проникают на территорию России, чтобы вести проповедь своего учения. Созданные под их руководством “религиозные” общины активно вербуют последователей. В первую очередь — среди молодых, физически здоровых мужчин и юношей, которых вслед за тем направляют на территорию соседней Чечни для обучения в лагерях Хаттаба, Радуева, Басаева. Каждый завершивший обучение обязан “сдать экзамен” — произвести взрыв на “враждебной” территории, обстрелять пост милиции или российских военных или совершить иное равнозначное преступление. Похоже, что недавние взрывы в Северной Осетии являются делом рук выпускников из так называемого “ингушского батальона”, находящегося в составе ваххабитского “Исламского полка особого назначения” Арби Бараева. На совести исламских боевиков также расстрелы милицейских патрулей в Дагестане и на Ставрополье, другие кровавые инциденты.
Ваххабиты не намерены останавливаться на достигнутом. Их общины уже появились и продолжают расти в Хасавюртовском, Кизлярском, Карабудахкентском и других районах Дагестана. Везде — одна установка: накапливать силы и ждать сигнала. Сигнала к вооружённому выступлению. Пока же из Чечни по горным тропам идёт постоянная переброска оружия и боевиков. Своих эмиссаров и добровольцев послали в Дагестан турецкие “серые волки”, представители различных арабских радикальных группировок. В союзе с ваххабитами готовы выступить приверженцы беглого лидера “Лакского народного движения “Кази-Кумух” Надиршаха Хачилаева, создавшего и вооружившего в Чечне за свой счёт солидный отряд боевиков. Говорят, что бывший депутат Госдумы даже заготовил “зелёное знамя победы”, которое намерен водрузить над зданием Госсовета в Махачкале. Найдутся у исламских экстремистов и другие союзники. Шамиль Басаев всерьёз рассматривает возможность “переноса” боевых действий на территорию Дагестана, для чего и “прикормил” самозванного “имама” Хачилаева, а самого себя назначил “эмиром” “Конгресса народов Ичкерии и Дагестана”.
Рано или поздно вялотекущая подрывная работа перерастёт в открытый мятеж. Ситуация может “дозревать” ещё не один месяц, а то и больше, но “сколь верёвочке ни виться — всё конец будет.” Если Россия не нанесёт упреждающего удара (а на это нет пока и намёка), дагестанские “моджахеды” сами выйдут на тропу войны против “кафиров”.
Вслед за вооружённым выступлением сепаратистов последует обычная процедура российского безвременья. Президент выступит (если к тому времени ещё будет способен говорить) с краткой и невразумительной речью, где пообещает “отстоять целостность Российской Федерации”. После этого в республику будут брошены все имеющиеся спецназы, которые вкупе с остатками расквартированных здесь войск вступят в кровопролитные бои. Снабжение будет, как обычно, “ни к чёрту”, организация и управление — того хуже. Правовой статус охваченных войной территорий окажется неопределённым, и военные не получат необходимой полноты власти. Разгильдяйство и деградация командного состава, полное отсутствие у большинства втянутых в войну подразделений какой-либо моральной устойчивости и т.д. — всё это подарит российской военной истории ещё несколько “славных” эпизодов типа новогоднего штурма Грозного. Пресса выльет очередной ушат грязи на армию, а “демократическая общественность” возопит о “зверствах российских войск и нарушениях прав человека”. Десять против одного, что Чечня, которая с радостью отправит к соседям всех желающих воевать (4-5 тысяч), не будет включена в состав театра военных действий, и боевики всегда смогут укрыться на её территории. В финале очередной лебедь заключит соглашение, по которому отдаст боевикам всё, что у тех хватит наглости потребовать. Пресса объяснит обывателю всю полезность подобного соглашения, ссылаясь,, в первую очередь, на то, что “бюджет не вынесет военных расходов”.
Однако, вооружённое выступление в одной только республике имеет значительные шансы на неудачу. Дагестан — это всё же не Чечня. Более того, затяжка войны чревата для московских властей самыми опасными последствиями. Как поведёт себя уже неоднократно преданная армия? Не попытается ли какой-нибудь “русский полевой командир” нарушить данные ему “миротворческие” функции и во что может вылиться подобное неподчинение? Те, кто делает ставку “на войну”, это прекрасно понимают. Поэтому трудолюбиво создают в дополнение к уже имеющимся всё новые “горячие точки”. Чтобы, вспыхнув все разом, они раздробили силы защитников России, лишили их малейших шансов на успех.
Бред?! Ничуть не бывало! Иначе, чем прямым заговором против целостности России, действия московских политических группировок назвать нельзя. Чем ещё можно объснить тот факт, что потенциальный сепа-ратист генерал Владимир Семёнов (о поддержке которого заявили и лидеры кавказских ваххабитов, и активисты “Конфедерации народов Кавказа”) при выборах в Карачаево-Черкесии пользовался также явной поддержкой администрации президента РФ, повелевшей МВД “закрыть глаза” на вопиющие факты подтасовок и прямого нарушения законодательства сторонниками генерала при проведении выборов. В целом ряде районов карачаевскими боевиками Семёнова были полностью блокированы избирательные участки, на которые не допускались черкесы, адыги и русские. Известно, что около трети зарегистрированных избирателей так и не смогли принять участие в голосовании. Степашин, тогда еще только и.о. премьера, заявил о том, что Семёнов “законно” избран и федеральные власти отказываются отменять результаты “справедливых” выборов. Зато телевидение демонстрирует “незаконные” выступления оскорблённых сторонников Станислава Дерева (русских, черкесов, осетин, абазин), подготавливая почву для применения к ним “предусмотренных законодательством мер”. То есть стянутые из близлежащих “русских” регионов отряды милиции и внутренних войск вот-вот примутся избивать и разгонять сторонников единства с Россией, защищая её скрытого (до времени) врага. Конечно, Станислав Дерев тоже “не подарок”. И законность его водочного бизнеса вызывает у специалистов МВД некоторые сомнения, но он, по крайней мере, на отделение от России замахиваться не собирается.
Реально, в дополнение к уже существующим “болевым точкам” Чечни, Дагестана и Осетии-Ингушетии, на Северном Кавказе создана ещё одна — Карачаево-Черкесия. Вернуть ситуацию в исходное положение уже не получится — межнациональный конфликт разгорелся.
Но даже одновременная вспышка военных действий во всех взрывоопасных регионах Северного Кавказа сейчас — не самый худший вариант развития событий. Потому что самым реальным, к сожалению, является третий сценарий:
ХАОС
В данном случае развитие ситуации прямо связано с основным вопросом политической жизни страны — вопросом о “верховной власти”. Допустим, к примеру, что наш “всенародноизбранный” наконец перейдет “в иное состояние”. Наступит безвластие, в Москве начнётся схватка за престол. Сразу выяснится, что денег в казне больше нет и брать от “проклятого федерального центра” нечего. Для региональных лидеров (не только кавказских) придёт пора искать других “спонсоров” и покровителей, идя по проторенной с 1991 года дорожке “самоопределения вплоть до отделения”. Оставшаяся без “верховного главнокомандующего” нищая и оборванная армия вновь окажется объектом растаскивания по “национальным углам”.
Война начнётся сразу, как только её многочисленные энтузиасты в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Осетии и т.д. сообразят, что опасаться “федеральных войск” больше нечего. Более жуткой общекавказской резни, в которой русское гражданское население повсеместно будет первой жертвой, представить сложно. Шансов на победу в такой “необъявленной войне” у государственников будет крайне мало. Разве что, в борьбу против наиболее оголтелых антирусских сил включатся новообразованные “региональные объединения” и на свет Божий появятся какие-нибудь “Вооружённые силы Юга России”. Но это — вряд ли. Скорее всего, при подобном раскладе через несколько лет на Северном Кавказе не останется ни одного русского солдата, а столичная пресса, время от времени, оторвавшись от проблематики очередного “московско-тамбовского пограничного конфликта”, уделит пару строчек “бедственному положению русских пенсионеров на территории Кавказской конфедерации”.

Александр Бородай, Игорь Стрелков

 

(Завтра)

“КАЗУС ШПИГУН”

Прошедшая неделя ознаменовалась очередной жестокой атакой лишившихся безраздельной власти над страной радикал-демократов на правительство Примакова- Маслюкова. Эта атака, в отличие от двух предыдущих, началась не с публичных апелляций к находящемуся в анабиозе президенту и не с голословных обвинений в коррупции, а с малозаметных перемещений бумажек в недрах силовых ведомств, аппарата Совета безопасности и других госучреждений. Суть многочисленных докладных записок, предложений и т. д. сводилась к тому, что “обострилась обстановка на Северном Кавказе”, “необходимо дополнительно укрепить границу с Чечней” и даже “подготовить операцию по силовому решению проблемы “карамахинского узла”.
Как по заказу, электронные и прочие либеральные СМИ прозрели и обратили самое пристальное внимание на действительно нетерпимое положение славянского населения приграничных с Чечней районов Ставрополья, на разгул бандитизма в регионе. Одновременно в подконтрольных Борису Березовскому изданиях, например, в “НГ” от 4 марта, появились многочисленные материалы, восхваляющие министра внутренних дел Сергея Степашина и рассматривающие его как основного претендента на место Примакова, которому якобы не избежать опалы и изгнания.
Поэтому для многих экспертов не было таким уж неожиданным грянувшее как гром среди ясного неба известие о “покраже” генерала Шпигуна. Не стало сюрпризом и необычайно воинственное заявление Сергея Степашина в вечернем эфире НТВ. Министр метал громы и молнии, обещая Чечне “адекватные силовые меры” и чуть ли не ракетно-бомбовые удары. При этом он имел такой вид, как будто сам смертельно перепуган собственными же грозными речами.
Напомним, что до этого случая Степашин с поразительным миролюбием воспринимал сообщения о непорядках во вверенной его заботам и охране державе. Ежедневно угоняют скот и захватывают заложников на Ставрополье, в Дагестане и Осетии? — как-нибудь утрясется, главное — “наладить взаимодействие с чеченской стороной”; в Дагестане ваххабитами вооруженным путем захвачена власть в нескольких селах? — но ведь в их действиях “не найдено никакого экстремизма”; похитили полномочного представителя президента в Чеченской республике Валентина Власова, чей статус значительно выше, чем статус злополучного генерала Шпигуна? — ну, это еще не повод для конфликта, добьемся освобождения “исключительно мирными средствами”…
Все вопиющие факты северокавказского произвола, бандитизма, захвата заложников комментировались министром исключительно с точки зрения “развития процесса мирного урегулирования”. И вдруг, буквально в один момент “голубь”, превращается в хищного ястреба, готового “применить все без исключения средства” вплоть до самых…”оперативных”.
Вот она где пресловутая кастовая солидарность! Своих в обиду не дадим! “Вызов брошен полуторамиллионам сотрудников МВД!” Каково?!
Начнем с того, что подразумевает Степашин под загадочным термином “оперативные”. Даже в приступе гнева природное миролюбие министра-демократа является строгим цензором для его языка. Так и появляются на свет Божий загадочные термины, над которыми ломают голову военные исполнители.
Поскольку паче чаяний уговоры на бандитов не действуют и “перевоспитываться” они упорно не желают, единственным способом борьбы с ними является вооруженное насилие. А в случае с Чечней, когда бандформирования насчитывают многие сотни, а то и тысячи до зубов вооруженных и обладающих опытом партизанской войны боевиков, остановить их возможно только масштабным применением войсковых сил и средств. Поставить блокпосты на основных дорогах оказалось явно недостаточным — необходимо надежно перекрыть ВСЮ границу с мятежной республикой по образцу границы СССР, оборудовав ее всеми необходимыми инженерными сооружениями и прикрыв достаточным количеством войск. Кроме того, необходимо, не ограничиваясь пассивной обороной, наносить упреждающие удары по выявленным на территории противника базам террористов, их складам и учебным центрам.
А что же “противник”? Будет пассивно сопротивляться и взывать к “мировому сообществу”? Очевидно, что перед лицом “российской военной угрозы” всякие противоречия между правительством Масхадова и “объединенной оппозицией” мгновенно исчезают. Больше того, лучшего подарка Аслану Масхадову нельзя и пожелать. Он, балансируя на грани войны с многочисленными противниками, постоянно идя на уступки их требованиям, мог только мечтать о том моменте, когда снова сможет выступить в качестве “вождя” в борьбе против “агрессоров”. Тем более, что вопреки поддерживаемому московскими властями мнению, президент Ичкерии с завидным постоянством разражается резкими обвинениями в адрес России и в публичных выступлениях призывает своих оппонентов “нести исламский джихад” куда-нибудь по соседству, обещая Радуеву, Басаеву и другим “героям” полную поддержку в этом “благом деле”.
С явной радостью встретила известие о “внешней угрозе” и “объединенная оппозиция”, которая также не решалась на открытый бой с собственным президентом, но теперь может, не теряя лица, приступить к давно подготавливаемой экспансии в соседний Дагестан.
Как только хотя бы часть угроз Степашина будет осуществлена — то есть граница с ЧРИ будет полностью заблокирована для автотранспорта, а любая финансово-экономическая помощь прекращена — остатки инфраструктуры Чечни бесповоротно рухнут. В республике, основным доходом населения которой и без того давно стал криминальный, не останется уже никаких занятий, способных прокормить честного человека.
Естественно, бандформирования получат солидный приток готовой на все ради прокормления семей молодежи. И атаки на новоявленный пограничный кордон приобретут характер полномасштабных наступлений с применением артиллерии, танков и, вероятно, даже авиации. Все это есть не только у “официальных” вооруженых сил, подконтрольных Масхадову, но и “незаконных вооруженных формирований” Басаева, Радуева, Хаттаба и других полевых командиров. А кто, спрашивается, их будет отражать? И какими средствами? “Оперативными”?
В отличие от министра внутренних дел, чеченские формирования целенаправленно готовились именно к такому развитию событий. Запасы вооружения и боеприпасов, продовольствия и униформы, авто- и бронетехники тщательно и непрерывно пополнялись и уже вполне сравнимы, а в отношении средств ПВО и ПТО превышают возможности армии Джохара Дудаева. Выучка же несравненно выше. Кроме того, на территории Дагестана уже существует и постоянно растет “пятая колонна” в лице столь обласканных некогда все тем же Степашиным ваххабитов. Сами они утверждают, что способны поставить под ружье не менее 2000 боевиков. Их отряды подчиняются жесткой дисциплине и отлично вооружены. В наиболее острые моменты вооруженного противостояния между Масхадовым и “оппозицией” именно ваххабиты, объединенные в “исламский полк особого назначения” под командованием генерала Бараева, наиболее решительно и бескомпромиссно выступали против робких попыток ичкерийских силовых структур поставить под контроль занятые противниками населенные пункты. Вызвано это прежде всего тем, что последователи данного учения полностью игнорируют традиционную племенную (или тейповую) структуру кавказского общества и строят свои отношения только на принципах “исламского братства”. И, следовательно, не боятся последствий такого фактора, как кровная месть. Можно смело утверждать, что дагестанские ваххабиты немедленно ударят в спину российским войскам при любой вспышке боевых действий на границе. Плацдарм у них уже есть — села Карамахи, Чабанмахи, Ванашимахи и Кадар Буйнакского района РД, стыдливо именуемые в официальных документах “неуправляемыми территориями”.
Впрочем, для непосредственного взаимодействия потенциальными “спасителями дагестанских народов от российской тирании” уже прибран к рукам и соответствующим образом обработан беглый лидер “лакского национального движения “Кази-Кумух”, бывший депутат Государственной думы Надиршах Хачилаев. Совместно со своим покровителем — Шамилем Басаевым, он сформировал и вооружил в Чечне собственный отряд приверженцев. Ничтоже сумняшеся Хачилаев заявляет, что “отныне целью всей его жизни является борьба за освобождение Кавказа от кафиров”.
Какими же силами располагает Российская Федерация для успешного осуществления мер “оперативного” характера, намеченных ее многомудрым министром? Для сколько-нибудь надежного перекрытия границы требуется как минимум 4-5 дивизий полного состава. Северокавказские округа Министерства обороны и внутренних войск располагают подобными войсковыми единицами. Но средств для их полного комплектования и “переселения” с мест постоянной дислокации в голую степь или в горы нет и не будет. Даже временная оперативная группировка внутренних войск (которая, собственно, и осуществляет на данный момент прикрытие границы) комплектуется сводными батальонами и ротами из различных соединений на сменной основе, задыхается от нехватки буквально всего — от техники, хлеба и горючего до офицеров низшего и среднего звена.
Солдат тоже недостаточно. А ведь численность ВОГ в несколько раз ниже, чем минимально необходимый контингент для полного блокирования границы. По самым скромным расчетам, для обеспечения “оперативных” мер потребуются десятки миллионов “условных единиц” единовременно, не считая постоянных расходов на поддержание боеготовности и жизнеобеспечения. Если же (что неизбежно) противник начнет “прорываться”, расходы вырастут на порядок и будут оцениваться уже в сотни миллионов “у.е.” Дешевле начать новую полномасштабную войну до “полного умиротворения”, чем годами “блокировать границу”, отражая атаки с фронта и тыла.
Все это, по идее, должен прекрасно понимать главный милиционер страны. В чем же все-таки причина столь неожиданно яростного выступления Анатолия Степашина? Только ли в “оскорблении”, нанесенном чести милицейского мундира? Или недавно врученный “орден Мужества” подвигнул министра на новые подвиги? Полноте! И не такие “мелочи” спокойно проходили мимо глаз и ушей “ветерана силовых структур”. За свою умопомрачительную карьеру (преподаватель Академии внутренних войск, начальник Управления ФСК по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, директор ФСК, министр юстиции, министр внутренних дел) он неоднократно демонстрировал поразительную “живучесть”.
Похоже, “воинственный пыл” Степашина возбудился именно в тот момент, когда окончательно выявилась расстановка сил на “самом верху”, когда группировка, поддерживающая премьер-министра Евгения Примакова, одержала столь убедительную победу над интригующими против нее радикал-либеральными политиканами. Любому здравомыслящему человеку ясно, что и сам премьер, и поддерживающие его ориентированные на национальный капитал деловые круги и даже “страшные коммунисты” прямо заинтересованы в сохранении хоть какой-то политической и экономической стабильности.
От нее прямо зависят буквально все начинания кабинета; на ней покоится робкая надежда на экономический подъем к осени текущего года; весь урезанный до безобразия бюджет со скрипом и стонами принят законодателями только в ожидании экономического “чуда”, которое совсем уж невозможно при любых внешне- или внутриполитических потрясениях.
Сама возможность “нелиберального” развития до смерти напугала ту часть истеблишмента, которая уверенной рукой довела страну до ее нынешнего катастрофического состояния. В глазах личностей, подобных Чубайсу, Гайдару или Явлинскому, сама мысль об отходе от курса на “полную приватизацию” и “либерализацию экономики” представляется престулением перед “мировым сообществом”.
Впрочем, многие из либеральных политиков чувствуют, что дальнейшее существование правительства Примакова-Маслюкова чревато серьезными угрозами их личной безопасности (недаром премьер требовал освободить места на нарах для тех, кого будут сажать за экономические преступления). Особено заинтересован в крахе бюджета и правительства “сам” Борис Абрамович, которого с треском вышибли с последнего официального поста буквально накануне грозного заявления Степашина. Очень уж подозрительно совпало удаление исполнительного секретаря СНГ с похищением милицейского генерала и резким демаршем МВД. “Доверительные” отношения Березовского с чеченской вооруженной оппозицией уже ни для кого не секрет, и, быть может, в заявлениях чеченских СМИ об “очередной провокации российских спецслужб” не так уж мало истины (напомним, что первый зам. Степашина, генерал МВД Владимир Рушайло, считается “главным силовиком” Березовского).
Надо отдать должное правительству, мгновенно нашедшему оптимальный выход из сложившегося положения. Заседание Совета безопасности, на котором должен решаться вопрос о войне, оказывается сорванным из-за неожиданной болезни Бордюжи, а на следующий день проводится лишь ничего не значащее заседание, после которого Примаков четко заявляет прессе войны не будет.
Похоже, правительство снова обыграло Березовского и К, на сей раз отведя от страны опасность широкомасштабной войны на южном фронте.
Но относительное спокойствие наступило ненадолго. С Кавказа снова приходят сообщения о новых, имеющих политический подтекст, похищениях. В Гудермесе неизвестными захвачены жена и дочь прославившегося своей свирепостью полевого командира иорданца Хаттаба. Что предпримет разгневанный бандит? Возможно, он решит, что столкнулся с “адекватным” ответом спецслужб и, движимый жаждой мести, бросит своих “волков” на мирные села Дагестана или Ставрополья. Или пошлет террористов взорвать одну-две высотки в Москве?
Как бы там ни было, всем нам известны имена тех, кто, спасая свои состояния или карьры, в тиши московских кабинетов планирует втравить полумертвую Россию в очередную кавказскую войну. Нам ясно, что любое истинно патриотическое правительство должно начинать борьбу за спасение страны не с ударов по Басаеву или Радуеву, а с “зачистки” их вельможных московских покровителей.

Александр Бородай, Игорь Стрелков

 

(Завтра)

УЗЕЛОК РАЗВЯЖЕТСЯ?! (что происходит в чечне)

Еще совсем недавно — летом прошлого года — на территории Российской Федерации возникла очередная “неуправляемая территория”, как на “официальном языке” теперь принято называть мятежные провинции типа Чечни. Тогда ваххабиты — жители сёл Карамахи, Чабанмахи и Кадар — заявили о своем намерении выйти из состава Дагестана и образовать “независимую исламскую территорию” на базе своих селений. Власти Махачкалы, понятное дело, забеспокоились. Ведь для всей вчерашней советской и партийной номенклатуры, осуществляющей власть в бывших “союзных” и “автономных” республиках, худшую угрозу, нежели “религиозный экстремизм”, трудно и вообразить. “Исламисты”, в отличие от сегодняшних “обновленных” коммунистов, умеют не только пропагандировать свои воззрения, но и проводить их в жизнь, не считаясь ни с какими жертвами. Готовность ваххабитов к войне, оплачиваемая многомиллионными долларовыми вливаниями из-за рубежа, не подлежит никакому сомнению. Как сказано в одной из их листовок, распространяемых в Махачкале, “решающего сражения” они ждут “…с нетерпением и благоговейным трепетом”. “Во имя Аллаха” ваххабиты хотят превратить Дагестан в арену ожесточенных боев, чтобы, физически уничтожив или изгнав всех противников, установить режим по образцу своих единомышленников из афганского движения “Талибан”.
Но вернемся к летним событиям. Тогда перед властями республики встал вопрос: как ответить на брошенный вызов? Логика борьбы — единственно приемлемая на Востоке — требовала принятия немедленных жестких мер. Но собственных сил для этого могло и не хватить. Ведь кроме примерно 600 ваххабитов-боевиков, сосредоточенных в самом “Карамахинском уезде”, в схватку почти неизбежно должны были вмешаться отряды Радуева, Хоттаба, Бараева и Шамиля Басаева из соседней Чечни. Союзниками ваххабитов, при определенных условиях, могли также выступить боевики Лакского народного движения “Кази-Кумух” под руководством печально известных братьев Хачилаевых, а также банды, действующие под вывеской “Аварского народного движения “Фронт имени Имама Шамиля”, руководит которым член народного собрания республики и по совместительству генеральный директор АО “Дагнефть” Гаджи Махачев. А это — еще по нескольку сот до зубов вооруженных боевиков. Для того, чтобы справиться с такими силами, одних республиканских сил милиции и ОМОНа было явно недостаточно, да и боеспособность местных “силовиков” весьма и весьма сомнительна…
Оставалась надежда на Федеральный центр. Для того, чтобы справиться с мятежниками, требовались регулярные войска и отряды спецназа, боевая авиация и артиллерия. Уже тогда, оценивая возведенные ваххабитами под руководством иностранных инструкторов укрепления, специалисты предупреждали, что для взятия указанных населенных пунктов потребуется масштабная войсковая операция. Но “Москва” отреагировала на тревожные обращения из Махачкалы весьма своеобразно. О подготовке и организации возможных силовых акций не было и речи. Более того, вполне реальный, хотя и “половинчатый” путь блокирования и “экономического удушения” мятежного анклава, был с ходу отброшен как “негуманный”. “Российская демократия” бросила в бой свою проверенную фигуру — министра внутренних дел Степашина. Прибыв в Карамахи собственной персоной, он вдосталь отведал местного плова и, прихватив подаренные от “исламских щедрот” бурку и шашку, во всеуслышание заявил о том, что “не обнаружил в идеологии ваххабитов никакого экстремизма”. Его слова подхватила “Независимая газета” (являющаяся, как известно, рупором другого “миротворца” — Бориса Березовского). Не отстало от “веяний времени” и телевидение, как “государственное”, так и “независимое”.
Со слов самих “карамахинских героев” явствует, что Степашин достиг с ними устных договоренностей, включающих в себя в качестве обязательного условия отказ властей от любых мер по ограничению дальнейшей пропаганды и распространения ваххабизма и уж тем более отвергающих саму возможность насильственного восстановления в Карамахи законной власти. Таким образом, дагестанские руководители получили от Кремля вместо помощи ощутимый “щелчок по носу”.
Теперь ваххабиты, еще совсем недавно скромно ходившие в подручных у Басаева и Радуева, открыто претендуют на роль “третьей силы” в противостоянии Масхадова и лидеров т.н. чеченской оппозиции. Сейчас, по оценкам сотрудников российского МВД, численность вооруженных формирований, подчиненных ваххабитским “исламским джамаатам”, превысила две тысячи штыков. Примерно, половина из них — дагестанцы. Надо учесть, что ваххабитские общины связаны жесткой дисциплиной, и это позволяет им легко маневрировать силами, перебрасывая в короткие сроки сотни своих приверженцев из одного района в другой. В рядах ваххабитов и в составе их вооруженных отрядов действуют в качестве инструкторов или “проходят обучение” десятки моджахедов из Йемена, Таджикистана, Узбекистана, Курдистана, других регионов России, СНГ и дальнего зарубежья. В ноябре-декабре прошлого года бригадный генерал и командир “исламского полка” Бараев провел мобилизацию всех своих сторонников. Несколько сотен ваххабитов из Дагестана по его призыву перешли в Урус-Мартановский район Чечни, где соединились со своими чеченскими единоверцами. В январе на фоне общего противостояния президента и так называемого “совета командующих” ваххабитские отряды “вошли во вкус” уже столь близкой политической власти. Попытки Масхадова взять под контроль город Урус-Мартан встретили отпор именно со стороны формирований Бараева. 21 января в стычке на окраине этого населенного пункта ваххабитами были убиты двое сотрудников департамента шариатской государстенной безопасности “Ичкерии” (ДШГБ). Еще два сотрудника получили тяжелые ранения. Вскоре после этого обнаглевшие ваххабиты прибыли в Грозный, где взяли под свой вооруженный контроль Старопромысловский и Заводской районы.
Впрочем, лидеры новоявленных “моджахедов” не склонны обольщаться — овладеть всей властью в Чечне им пока не под силу. Слишком много здесь более влиятельных претендентов — взять хотя бы того же Басаева. Да и воевать “на самом деле” в Чечне никто не собирается. Хотя обе стороны мобилизовали по нескольку тысяч приверженцев, противоборствующие стороны ограничиваются грозными заявлениями и незначительными стычками. Ни одна из группировок не попыталась пока сколько-нибудь серьезно атаковать важные для противника объекты. Похоже, что большого кровопролития в “Ичкерии” все равно не будет. Это стало еще более очевидным после того, как Масхадов объявил Чечню “государством, живущим по нормам шариата”, пытаясь тем самым примирится с неугомонными исламистами.
Добившись столь внушительных успехов, ваххабитские лидеры, похоже, опьянели от собственной мощи. Им показалось (возможно, не без основания), что пора отбросить все стесняющие рамки и приступить, наконец, к “джихаду” на территории Дагестана. Начало уже положено. 18 января село Карамахи, согласно предварительной договоренности, вздумал посетить глава администрации Буйнакского района М. Алихаев. Целью поездки было проведение собрания жителей села по вопросу как жить дальше. Но беседа с карамахинцами произошла у чиновника в несколько неподходящей для этого обстановке. Еще на дальних подъездах к селу он был остановлен группой упакованных в камуфляжную форму и обвешанных оружием молодых боевиков, которые заявили ему, что с нынешнего дня в Карамахи провозглашается “Независимая исламская территория”. Мятежники также объявили, что более не намерены принимать у себя никого из представителей как местных, так и федеральных властей, поскольку их государство выходит из состава России и Дагестана. Вытурив своего главу администрации, местные ваххабиты занялись срочным усилением укреплений и привели расквартированные в указанных селах отряды в повышенную боевую готовностью. Не ровен час потребуют назад у министра дареные бурку и саблю, а в качестве процентов захотят получить, скажем, все земли по линии: Астрахань-Ростов-на-Дону (это — давняя мечта кавказских “исламистов”).
Итак, ситуация возвращается к исходной точке. Вновь встает вопрос о “карамахинской опухоли”. Только вот операцию по ее удалению теперь косметическими методами уже не провести — “опухоль” дала обширные метастазы. Противник не терял времени даром. За истекший год ваххабитские общины удалось создать практически в каждом районе республики. Особый успех пропаганда учения получила в лакских, нагайских и кумыкских селах. В десятках из них ваххабитам удалось создать вооруженные отряды численностью от 10 до 100 человек. Две тысячи бандитов — это уже не несколько сотен. К ним с радостью примкнет вся чеченская оппозиция, которая в качестве одного из способов выхода из конфликта с Масхадовым без “потери лица” рассматривает возможность “перенесения джихада” на соседний Дагестан. Под эту идею уже подводится база — 12 января в Чечне под председательством Шамиля Басаева создан “Конгресс народов Чечни и Дагестана”, где одну из ведущих ролей играет беглый лидер лакского народного движения “Кази-Кумух” Надиршах Хачилаев. Этот “герой” майского набега на здание дагестанского Государственного совета разъезжает по Чечне в форме полковника местных “вооруженных сил” и прямо призывает “покончить с господством России на Северном Кавказе”. (Меж тем, его сторонники в РД бомбардируют генпрокуратуру телеграммами и резолюциями с требованием “пересмотреть несправедливые обвинения” в адрес бывшего депутата Государственной думы).
Сам Басаев на состоявшемся 29 января митинге в Урус-Мартане заявил, что Россия “разваливается на части и надо поскорее оторвать от нее все северокавказские земли”.
Похоже, сходно мыслит и президент свободолюбивой Ингушетии Руслан Аушев, решивший 28 февраля провести референдум, цель которого вывести из федеральнгоподчинения буквально все республиканские силовые структуры. Подобная постановка вопроса, сама по себе тянет на открытие уголовного дела по статьямкарающим за призывы к свержению конституционнго строя и за попытку государственного переворота.Но федеральные власти в лице тогоже Степашина пытаются робко договорится с грозным кавказским генералом. Боротся министр может лишь с безоружными “русскими экстремистами”.
Масхадов также не раз намекал своим оппонентам на желательность переноса их усилий куда-нибудь по соседству, и даже на одном из митингов прямо обещал, что в этом случае “окажет им всю необходимую помощь”. Хорошего союзничка имеет сегодня Кремль в Чечне!
На 7 марта сего года в Дагестане намечены выборы в народное собрание. Одновременно в республике будет проведен референдум по вопросу о переходе к президентской форме правления. За “реформу” с редким единодушием выступают поголовно все сепаратистски настроенные лидеры, включая все тех же Хачилаевых и Махачева. Дорвавшись до этого вожделенного поста, каждый из них уже предвкушает блестящую карьеру, подобную взлету “южного соседа” — Гейдара Алиева. Однако на их пути есть и существенные препятствия: против введения президентского поста выступает не только влиятельная даргинская община, представленная главой Государственного совета Магомедовым и мэром Махачкалы С. Амировым, но и большая часть простых граждан всех национальностей, проживающих в республике.
Вот на этот случай и готовятся к выступлению ваххабиты. Если референдум не принесет для союзных им экстремистов желанных результатов, и таким образом “легальный путь” захвата власти окажется невозможным, — тогда в ход пойдет оружие.
Если Москва адекватно отреагирует на усиление угрозы и предпримет необходимые контрмеры, негативное развитие ситуации существенно замедлится. Для этого жизненно важно уже сейчас немедленно начать тщательную подготовку к войсковым и специальным операциям против экстремистов, подтянуть в республику дополнительные контингенты войск, и в первую очередь надежно перекрыть чечено-дагестанскую границу. Необходимо также немедленно блокировать “карамахинский узел”, разоружить и нейтрализовать ваххабистские общины за его пределами и еще сделать многое, многое другое… Но на все это московские временщики почти наверняка не пойдут. Куда вероятнее попытка проведения ограниченной одноразовой операции силами специальных подразделений, которая, не достигнув решающего успеха, послужит лишь детонатором для расширения конфликта. Либо, что гораздо более возможно, федеральные власти, по своему обычаю, вновь спрячут голову в песок и будут ждать: чем все обернется. К чему приводит подобный подход — мы уже видели в Чечне. В любом случае ситуация, всего месяц тому назад казавшаяся относительно стабильной, вновь приобретает угрожающий характер. Лавина дрогнула, и для ее неудержимого обвала достаточно одного неосторожного слова…

 

(Завтра)